Азербайджан
Баку
04:17

Армения
Ереван
04:17

Беларусь
Минск
03:17

Казахстан
Астана
06:17

Кыргызстан
Бишкек
06:17

Молдова
Кишинев
02:17

Россия
Москва
03:17

Таджикистан
Душанбе
05:17

Туркменистан
Ашхабад
05:17

Узбекистан
Ташкент
05:17

Украина
Киев
02:17

ГЛАВНОЕ МЕНЮ

Главная страница
Сайт Исполкома СНГ
Направления сотрудничества
О Содружестве
Органы СНГ
Выборы и референдумы
Информагентства стран СНГ
Наши партнеры
Контакты





Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств

Реестр подписанных международных документов о межрегиональном и приграничном сотрудничестве государств – участников СНГ
Перечень конкурентноспособной продукции государств – участников СНГ


ПОИСК ПО САЙТУ
Проводник экономической интеграции

Евразийский банк развития (ЕАБР) намерен укрепить свои позиции на рынке, определенном его мандатом. Нынешний объем инвестпортфеля в 3 млрд долларов руководство фининститута считает «непозволительно малым».

Учрежденный в 2006 году, то есть еще до создания Таможенного и тем более Евразийского экономического союза, ЕАБР органично вписался в архитектуру ЕАЭС, обеспечивая финансирование проектов с «сильным интеграционным эффектом» и содействуя наполнению процесса евразийской интеграции экономическим содержанием. Инициаторами создания банка выступили президенты Казахстана и России. Позже полноправными участниками банка стали Армения, Таджикистан, Беларусь и Кыргызстан.

В настоящее время размер инвестиционного портфеля банка составляет 3 млрд долларов, что, по мнению главы банка Андрея Бельянинова, выступившего в Алматы в ходе Конгресса евразийских СМИ, «непозволительно мало» с учетом размера ВВП стран-учредителей ЕАБР.

Банк реализует проекты в сферах промышленности, инфраструктуры, транспорта, финансов, сельского хозяйства, энергетики и других областях. Объединяет все эти проекты то, что они содействуют экономическому росту государств-участников, расширению торгово-экономических связей между ними и развитию интеграционных процессов на евразийском пространстве. В самом банке это называют «интеграционным эффектом» – одним из важных критериев, по которым институт развития отбирает проекты для финансирования.

– Мы фокусируемся на проектах, которые имеют интеграционный эффект для экономик государств-участников банка. И это, прежде всего, движение товаров и услуг через границы, увеличение товарооборота и движение капиталов, – рассказывает руководитель проектного блока ЕАБР Всеволод Смаков. В качестве наглядного примера такого проекта он назвал сделку с белорусским производителем горных самосвалов «БелАЗ», который поставляет свою продукцию российским производителям угля в Кузбассе. По его словам, финансируя такие проекты, ЕАБР добивается мультипликативного эффекта для стран-учредителей банка.

Еще один из недавних проектов – финансирование банком строительства автозавода полного цикла в Усть-Каменогорске в партнерстве с «АвтоВАЗом».

– Мы сейчас подписали на московском автосалоне с компанией «Азия-Авто Казахстан» соглашение о расширенном производстве автовазовской продукции на территории Казахстана. Что парадоксально для многих, но только не для нас, это то, что эта компания, производя автомобили в Казахстане, серьезно расширяет свою дилерскую сеть в Российской Федерации. Над этим тоже стоит задуматься: если кто-то хочет зарабатывать, он зарабатывает, – отметил председатель правления ЕАБР.

В структуре инвестпортфеля банка по объему вложений лидируют проекты, реализуемые в Казахстане, на долю республики приходится около 40% порт­феля. Россия занимает второе место, а остальные участники в последнее время активно наращивают свое участие. Андрей Бельянинов отметил, что, например, Армения, вложившая в капитал банка 100 тыс. долларов, в обозримом будущем получит финансирование проектов на сумму около 300 млн долларов, обеспечив себе, говоря языком финансистов, отличное «плечо», то есть соотношение заемных средств к собственным.

Привлекательность сотрудничества с ЕАБР для инициаторов инвестиционных проектов заключается в том, что банк развития может позволить себе финансировать проекты с очень большим сроком окупаемости, что не под силу коммерческим банкам.

– Чем мы, как институт развития, выгодно отличаемся от коммерческих банков? Во-первых, мы имеем возможность финансировать долгие проекты, мы можем финансировать и пятнадцатилетние, и двадцатилетние проекты. Здесь мы являемся комфортным партнером и для концессионеров, и для государства. С точки зрения процентных ставок (…) в отличие от коммерческих банков мы не ставим перед собой задачу максимизировать прибыль. Наша задача – обеспечить реализацию проекта на экономически выгодной основе. Для банка экономически выгодная основа означает покрытие наших затрат и покрытие тех рисков, которые возникают. Когда применяются механизмы концессии, государственно-частного партнерства, мы имеем возможность снизить нашу процентную ставку, – отмечает Всеволод Смаков.

Андрей Бельянинов также подчеркивает, что, несмотря на низкие процентные ставки и большой временной горизонт инвестирования, банк не работает в минус.

– Мы себе не можем позволить убыточную деятельность, потому что у нас серьезные акционеры, и ответственность перед ними у нас очень велика. По итогам прошедшего 2017 года мы показали прибыль 41,2 миллиона долларов (…). Не то чтобы мы не умели зарабатывать, просто цель нашего банка немного другая, – добавил он.

Важной тенденцией последних лет глава банка назвал высокий спрос на финансирование в нацио­нальных валютах, вызванный волатильностью на валютном рынке и желанием бизнеса избежать курсовых рисков.

– Повышенный спрос идет в локальных валютах. Конкретно, это рубль, это тенге. Боятся брать на себя обременение в валютах, таких как доллары и евро, и просят рубли, тенге, просят локальные валюты. Мы сейчас заняты активным поис­ком и позиционируем себя на рынке локальных валют. Для нас это задача не стратегическая, а абсолютно тактическая. Мы над этим работаем, – отметил глава банка. Ранее Андрей Бельянинов обращался к главам правительств стран-участниц банка рассмотреть возможность докапитализации ЕАБР в нацио­нальных валютах, чтобы расширить возможности кредитования банка, капитал которого сформирован в долларах США.

Он также подчеркнул заинтересованность ЕАБР к сотрудничеству с другими банками развития, в партнерстве с которыми возможна реализация более масштабных проектов. Примером такого сотрудничества он назвал работу с Банком развития Казахстана (БРК) по проекту строительства газопровода в Астану.

В настоящее время на рассмот­рении в ЕАБР находятся проекты на сумму, превышающую 6 млрд долларов.

– Самим, конечно, нам их не освоить. Мы не самый крупный банк и должны работать в тесном союзе с банками развития. Я считаю, что это самое перспективное для нас направление взаимодействия, – сообщил глава ЕАБР.

Введение антироссийских санкций оказало определенное влияние на деятельность ЕАБР. В частности, он сегодня может финансировать проекты, от которых из-за западных санкций вынуждены отказываться крупные российские финансовые инс­титуты. А кроме того, санкции, или, если точнее, введенное в ответ на них продуктовое эмбарго послужило мощным драйвером для развития сельского хозяйства РФ.

– Если мы говорим о сельском хозяйстве и экономике Российской Федерации, то санкции, как это ни неожиданно для некоторых стран, явились основным драйвером экономического роста за последние два года, – отметил исполнительный директор дирекции по природным ресурсам и сельскому хозяйству ЕАБР Нияз Оразов.

Говоря о расширении географии деятельности банка, глава ЕАБР отметил желание и готовность активнее работать в Кыргызстане и выйти на рынок Узбекистана.

– Мы, я считаю, опоздали, но хотелось бы и это опоздание наверстать – нам надо активно входить в рынок Узбекистана в надежде, что Узбекистан станет членом нашего банка, но это уже лежит в плоскости политичес­ких решений, – заключил он.

 






Главная страница | Сайт Исполкома СНГ | Органы СНГ | Мероприятия СНГ | Направления сотрудничества



Яндекс.Метрика


Push 2 Check check my pagerank
Интернет портал СНГ www.e-cis.info