Участие Республики Беларусь в кодификации международного уголовного права (на примере норм, регламентирующих сотрудничество государств в сфере оказания правовой помощи по уголовным делам)

С. Мукашев, советник Исполнительного комитета СНГ, кандидат юридических наук

 

Источник: Монография Участие Республики Беларусь в кодификации и прогрессивном  развитии международного права «/ Барковский И.А. и [др.]; по ред. Ю.А. Лепешкова. – Минск: Бизнесофсет, 2011. – 482 с.

(В монографии предпринята попытка осуществить всесторонний анализ участия Республики Беларусь в кодификации и прогрессивном развитии международного права  на протяжении XX –начала XXI столетий, а также на его основе выработать  практические рекомендации по активизации этого процесса и сформулировать предложения по совершенствованию законодательства нашей страны в соответствующих областях.

Издание адресовано преподавателям, аспирантам и студентам высших учебных заведений, а также факультетов юридического профиля. Представляет интерес длят практикующих юристов, специалистов в области международного права и международных отношений)

 

Международное уголовное право как целостная по форме и законченная по содержанию система права создает юридическое основание для сотрудничества государств по всему спектру противодействия преступным деяниям. В зависимости от степени социальной опасности они подразделяются на международные преступления, преступления международного характера и общеуголовные преступления.

Становление и развитие международного уголовного права неразрывно связана с правовой оценкой мирового сообщества с противоправной деятельности высшего военного руководства фашистской Германии в годы второй мировой войны. Следует отметить, что именно масштабы преступлений, совершенных во время национал-социалистической диктатуры, привели к радикальному изменению международной уголовной судебной системы. Уже во время войны союзники по антигитлеровской коалиции (СССР, США, Великобритания) выработали консолидированную позицию о необходимости создания международного судебного органа для привлечения к уголовной ответственности  нацистских преступников.

8 августа 1945 года в Лондоне было подписано Соглашение между правительствами Союза Советских Социалистических Республик, Соединенных Штатов Америки и Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Временным Правительством Французской Республики о судебной преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси [35, 809-810]. Соглашением учрежден судебный орган с универсальной юрисдикцией - Международный Военный Трибунал (МВТ) для справедливого и быстрого суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси. В ст. 6 Устава Международного военного трибунала был включен систематизированный перечень международных преступлений, подпадающих под его юрисдикцию, к каковым относятся преступления против мира, военные преступления и преступления против человечества [37, 811-816].

Республика Беларусь, являясь учредителем Организации Объединенных Наций (ООН) [33, 384] с момента ее создания стала принимать активное участие в формировании и кодификации международно-правовых норм, регулирующих сотрудничество в борьбе с международными преступлениями. По инициативе БССР на первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН 13 февраля 1946 года была принята резолюция о выдаче и наказания военных преступников. Резолюция рекомендовала всем членам ООН и  правительствам государств - не членов ООН принять все необходимые меры для ареста и высылки военных преступников, находящихся на их территории, в те страны, где они совершили преступления, для суда и наказания в соответствии с законами этих стран. Данная норма закрепляет принцип территориальной подсудности преступлений. Следовательно, лица, их совершившие, должны выдаваться тому государству, на территории которого совершено преступление.

Всего же в течение первых десяти лет после окончания второй мировой войны Беларусь подписала более 30 международных договоров, соглашений и конвенций по политическим, правовым и иным вопросам, в том числе регулирующих межгосударственное сотрудничество в уголовно-правовой сфере [19, 349].

В соответствии с Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 21 ноября 1947 года  177(II) комиссия в период с 1947 по 1991 годы осуществила поэтапную разработку проекта  Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. В 1991 году на 43 сессии Генеральной Ассамблеи ООН  вышеназванный проект был принят в первом чтении. Он состоял из двух частей: Общей и Особенной. При этом, его  Особенная часть содержала нормы о двенадцати видах преступлений, относящихся не только к международным преступлениям, но и так называемым преступлениям международного характера, включая незаконный оборот наркотиков и  экологические преступления.

После учета замечаний, поступивших от 22 государств, проект был существенно обновлен и принят во втором чтении в 1994 г. Теперь Особенная часть включала теперь пять видов преступлений: агрессию; геноцид; преступления против человечности; военные преступления; преступления против персонала ООН и дипломатических лиц.

В 1996 году Комиссия приняла третий вариант проекта Кодекса  преступлений против мира и безопасности человечества, состоящий из двух частей и 20 статей. Общие положения проекта (ст.ст.1-15) устанавливают сферу действия Кодекса, принцип личной ответственности физических лиц, ответственность государств, дефиницию преступного приказа. В Особенной  части (ст.15-20) предусмотрена уголовная ответственность за геноцид, агрессию, преступления против человечества (убийства, истребление, пытки, преследование по политическим, расовым, религиозным или этническим мотивам и др.), военные преступления и преступления против персонала ООН.

Большинство положений проекта Кодекса было включено в Статут Международного Уголовного Суда (МУС), принятого на дипломатической конференции в Риме 17 июля 1998 года

Закрепленный в Статуте МУС общепризнанный принцип юрисдикции непосредственно связан с другими основополагающими принципами международного уголовного права, регулирующими сотрудничество в борьбе с преступлениями международного характера и общеуголовными преступлениями. Речь идет о следующих  принципах:

aut dedere aut judigare «либо выдай либо суди», сущность которого заключается в том, что если государство не выдает преступника, оно обязано его судить или наказать;

non bis in idem «нельзя дважды за одно», сущность которого состоит в том, что субъект правонарушения может быть наказан только один раз за содеянное;

–  nullum grimen sine lege (нет преступления без упоминания об этом в законе), и др. [32, 832-873]/

Как справедливо отмечает Ю. Г. Васильев: «Фиксация в Статуте Международного уголовного суда принципов уголовного права явилась результатом серьезной по существу и продолжительной во времени кодификационной работы ученых и практиков науки юриспруденции» [3, 105].

Несмотря на то, что Республика Беларусь не является участницей вышеназванного международно-правового акта, наша страна заимствовала многие его положения в национальном уголовном законодательстве. УК гораздо подробнее, нежели уголовное законодательство других государств – участников СНГ, регламентирует раздел о международных преступлениях. УК обоснованно поставил его в начало Особенной части. Раздел VI именуется "Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления". В нем 17 статей, классифицированных по двум главам, - 17 "Преступления против мира и безопасности человечества" и 18 "Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев ведения войны.

Между тем, кодификационные нормы в области борьбы с международными преступлениями имеют серьезную принципиальное отличие от норм, регулирующих сотрудничество с преступлениями международного характера в вопросах отправления правосудия, суть которого заключается в том, что в отношении преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС, не устанавливается срока давности.

Это вытекает из Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности, принятой при участии Беларуси резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 2391 (XXIII) 26 ноября 1968 года. Согласно конвенции государства — участники обязуются принять все необходимые внутренние меры, законодательного или иного характера, направленные на то, чтобы в соответствии с международным правом создать условия для выдачи лиц, совершившие военные преступления и преступления против человечности. Данный принцип продублирован в упомянутом Статуте МУС (статья 29).

Принятие Статута МУС, по сути, явилось завершающим этапом кодификации норм международного уголовного права, закрепляющих  принцип неотвратимости наказания за совершение международных преступлений.  Тем не менее, к существенному недостатку принятого Статута следует отнести то,  перечень международных преступлений не содержал  угрозу агрессии, включенную Комиссией международного права в проект Кодекса преступлений протии мира и безопасности человечества.

Во второй половине XX столетия заметно активизировалась работа по кодификации международно-правовых норм, регулирующих сотрудничество в борьбе с преступлениями международного характера, в том числе с незаконным оборотом наркотических средств, актами терроризма, торговлей людьми другими противоправными деяниями, носящими транснациональный характер.

В доктрине международного уголовного права наиболее спорным является вопрос о соотношении международных преступлений и преступлений международного характера. Существует мнение, что под международными преступлениями следует понимать особо опасные для человеческой цивилизации нарушения принципов и норм международного права, имеющих основополагающее значение для обеспечения мира, защиты личности и жизненно важных интересов мирового сообщества в целом. Ряд исследователей разграничивают категории международной преступности по степени международной опасности. Так, если объектами преступного посягательства международных преступлений является международный мир и безопасность человечества, то преступления международного характера, посягают на нормальные отношения, межгосударственное сотрудничество и другие, менее опасные для международного сообщества общечеловеческие ценности. К другим отличительным особенностям можно отнести их субъектный состав и юрисдикцию [27, 69].

Заслуживает внимания  точка зрения белорусского ученого И.В. Фисенко, который считает, что посягательство на общечеловеческие ценности, права человека при условии, что они являются серьезными, массовыми, должны быть квалифицированы как международные преступления [39, 19].

С данным мнением  следует согласиться по следующим причинам.

На рубеже XX-XXI веков в ряде государств мира (США, Испания, Россия и др.) были совершены крупномасштабные акты международного терроризма, приведшие к гибели многих тысяч людей. В тоже время, международное право относит акты международного терроризма к преступлениям международного характера, подпадающим под национальную юрисдикцию.

В настоящее время, среди ученых и практиков сложилось устойчивое мнение, что такие действия международных террористов представляют реальную угрозу международному миру, безопасности человечеству.

В этой связи целесообразно было бы ускорить подготовку в рамках ООН антитеррористической конвенции, которая содержала бы согласованное  определение понятия международного терроризма как международного преступления, подпадающего под юрисдикцию Международного уголовного суда [17, 114-126].

В доктрине международного уголовного права выделяют ряд ключевых направлений международного сотрудничества в противодействии транснациональной преступности и, прежде всего оказание правовой помощи по уголовным делам и выдачу (экстрадицию) преступников [2, 11.].

В середине 50-х годов прошлого столетия СССР начинает заключать договоры о правовой помощи и правовых отношениях. Первоначально такие договоры заключались со странами, входящими в т.н. «Варшавский блок»  Как правило, эти положения были заимствованы из национальных и договорных источников, выработанных в рамках дореволюционной России.

БССР как союзная республика не обладала исключительной компетенцией входить в непосредственные сношения с иностранными государствами по оказанию правовой помощи по уголовным делам. Порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями иностранных государств, а равно порядок выполнения поручений последних определялся законодательством СССР, а также  международными договорами, заключенными СССР с иностранными государствами. Сама же процедура таких «сношений» союзным законодательством не была предусмотрена, и его положения в целом носили разъяснительный характер.

Тем не менее, Беларусь как учредитель ООН наряду с другими субъектами международного права принимала непосредственное участие в разработке и подписании универсальных кодифицированных соглашений, регламентирующих оказание правовой помощи по уголовным делам о преступлениях международного характера. В период с 1961 по 1988 годы с участием Беларуси были разработаны и приняты три базовые универсальные конвенции в области противодействия незаконному обороту наркотиков. В частности,  Конвенция о наркотических средствах (1961) г. Конвенция о психотропных веществах (1971) и Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988).

Конвенция 1988 года содержит ряд конкретных норм, регулирующих сотрудничество по оказанию международной правовой помощи по уголовным делам, связанных с выдачей, взаимной юридической помощью, передачей материалов уголовного разбирательства.

Она обязывает Республику Беларусь признавать данное соглашение в качестве юридического основания для выдачи лиц, совершивших правонарушения в области незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, а также закрепляет принцип взаимной выдачи.

Конвенция закрепила положение о том, что в выдаче лица может быть отказано, если запрашиваемая Сторона имеет веские основания позволяющие считать, что уголовное преследование и наказание лица осуществляется на основании его расы, вероисповедания, гражданства или политических убеждений. Данная норма была заимствована из Европейской конвенции о выдаче, подписанной 13 декабря 1957 года [5].

К не менее важным положениям следует отнести обязательства Сторон в случае не терпящих отлагательств, принимать меры по задержанию и аресту лиц, выдача которых запрашивается.

Согласно Конвенции, ее участники осуществляют уголовное преследование и наказание лица за совершенное правонарушение, предусмотренное данным соглашением, если национальным законодательством и договорами это лицо не может быть выдано иностранному государству.

Центральное место в Конвенции занимает норма (статья 7), связанная с осуществлением взаимной юридической помощи по уголовным делам. В частности определен порядок сношений, объем правовой помощи, содержание и форма поручения. Отказ в предоставлении взаимной правовой помощи  должен быть мотивирован.

Кроме этого, соглашением предусмотрены гарантии личной безопасности лиц (свидетеля, эксперта и иных лиц) согласивших давать показания на территории запрашивающей Стороны. Данное лицо не подвергается уголовному преследованию, задержанию, наказанию или каким-либо ограничениям его личной свободы на территории запрашиваемой Стороны в связи с действиями, нарушениями или осуждениями, относящимися к периоду до его отбытия с территории запрашивающей Стороны. Однако, гарантии личной безопасности прекращаются, если лицо в течение последующих 15 дней, или в течение любого согласованного между Сторонами периода начиная с даты, когда он был официально уведомлен, что его присутствие более не требуется, имел возможность покинуть эту территорию, тем не менее, добровольно остался на этой территории или, покинув ее, возвратился назад по собственной воле [11, 263-270].

Конвенция устанавливает положение о том, что условием предоставления взаимной правовой помощи, а также выдачи преступников является обоюдное признание соответствующего деяния преступлением.

Диспозиция норм, предусматривающих ответственность за незаконные действия с наркотическими средствами в большинстве законов государств – участников СНГ имеют сходную конструкцию. Тем не менее, уголовное законодательство Республики Беларусь, Республики Таджикистан и ряда других государств Содружества относят действия, связанные с незаконным приобретением и хранением прекурсоров (веществ, используем

Последние новости

Все новости

Старая версия сайта (Архив)