Президент России провёл встречу с участниками Молодёжного форума «Территория смыслов на Клязьме»


14 Июл 2015

Молодёжный форум «Территория смыслов на Клязьме»

Президент России провёл встречу с участниками смены «Молодые учёные и преподаватели в области IT-технологий». Обсуждались актуальные вопросы развития информационно-коммуникационной отрасли.

14 июля 2015 года

http://kremlin.ru/events/president/news/49985

Перед началом встречи Владимир Путин осмотрел выставочный павильон форума, где ознакомился с различными IT-проектами.

Форум проходит с 13 июля по 28 августа во Владимирской области. Его программа состоит из шести тематических смен, которые объединят около шести тысяч докторов и кандидатов наук, аспирантов, магистров и специалистов в возрасте от 18 до 30 лет. Среди лекторов, экспертов и почётных гостей «Территории смыслов на Клязьме» – представители российской науки, органов власти, крупных исследовательских фондов, а также видные политические и общественные деятели.

* * *

Ведущая: Владимир Владимирович, здравствуйте! Приветствуем Вас на Всероссийском образовательном форуме «Территория смыслов на Клязьме»!

Для нас всех это достаточно волнительный момент – сегодня у нас фактически первый полноценный образовательный день первой смены. Поэтому для нас очень знаково, важно и очень приятно, что этот день ознаменовался Вашим приездом к нам. Поэтому спасибо Вам огромное, что нашли возможность приехать. (Аплодисменты.)

Перед нами сегодня 900 преподавателей, аспирантов, учёных в сфере IT-технологий, ребята, которые живут этой темой, развивают её в нашей стране, планируют связывать с ней свою жизнь. Поэтому я надеюсь, что наша встреча будет для Вас интересна, а для нас – тем более. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Вам спасибо за приглашение.

Прежде всего хочу вас поздравить с хорошей погодой, надеюсь, что она вас будет сопровождать, что не будет холодины такой, которую мы в европейской части наблюдали в последнее время, и самое главное, желаю, чтобы эти встречи прошли с пользой.

Мы сейчас беседовали с организаторами этих мероприятий. Думаю, очень полезно будет вам и друг с другом поговорить, посмотреть на достижения друг друга, что греха таить, обзавестись хорошими, полезными связями, посмотреть свои перспективы на будущее и сформулировать какие‑то задачи перед нами, проблемные вопросы поставить, с тем чтобы и вы, и мы – и Правительство имею в виду, и руководство регионов – как единая команда работали над решением главной задачи – над развитием страны как инновационной, современной державы.

Поздравляю вас с началом форума.

Ведущая: Тогда можем перейти сразу к вопросам?

В.Путин: Да, конечно. Давайте только так. Вы здесь публика специфическая очень. (Смех.) Мне с вами будет непросто, поэтому я прошу сразу заранее меня извинить, если скажу что‑нибудь невпопад. На самом деле мне бы хотелось от вас послушать какие‑то идеи, предложения, с тем чтобы мы могли их иметь в виду и учесть при реализации наших планов.

Ведущая: Пожалуйста. Можно начать с вопроса от представителя нашего Совета смены.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я рада приветствовать Вас на этом форуме. У меня возник такой вопрос. Вы недавно посетили саммиты БРИКС и ШОС. И в связи с этим мне интересно, во‑первых, обсуждались ли на этом саммите вопросы развития интернет-технологий?

И, во‑вторых, в последнее время очень много говорят о том, что Россия в силу качественных IT-мозгов может в ближайшее время стать сильной осью в разработке программного обеспечения и стать действительно альтернативой Соединённым Штатам.

Скажите, пожалуйста, как Вы считаете, нужно ли поддерживать конгломерацию со странами БРИКС и ШОС, чтобы добиться высоких результатов в максимально быстрые сроки? Спасибо.

В.Путин: Мы всегда гордились нашей математической школой, и гордились по праву. Но прежде всего я хочу вам сказать, что мы никогда не должны почивать на лаврах. Мы должны объективно анализировать всё, что происходит в важнейших и перспективных отраслях знаний, науки, образования, экономики. И базовые вещи, такие как математика, другие составляющие IT-технологий, – мы должны, во‑первых, за ними очень внимательно не следить, а развивать их, опираясь на всё самое лучшее, что есть, было у нас, и на самое лучшее, что появляется в мире. Поэтому никакого зазнайства по поводу того, что у нас самые лучшие IT-мозги, у нас не должно быть. Но у нас есть здесь конкурентные преимущества абсолютно точно, и мы должны их использовать.

Разумеется, мы должны работать со всеми странами мира, в том числе и со странами БРИКС. Вы все хорошо знаете, как соответствующие технологии развиваются, скажем, в Индии (и там это всё развивается в значительной степени уже на собственной базе), как много внимания этим направлениям деятельности уделяет Китай. Там это больше, наверное, уже государственная инициатива, тем не менее и частные компании перехватывают.

Повторяю ещё раз, у нас есть все возможности быть на мировом уровне. И нам не нужно создавать никому альтернативу. Мы в этом смысле не должны догнать и перегнать кого‑то. Мы знаем, что мы можем. И мы должны двигаться вперёд на основе всего того, что у нас есть, что наработано в контакте со всеми странами, в том числе со странами БРИКС. Будем брать самое лучшее и двигаться быстрее, чем наши конкуренты.

Л.Антонов: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Антонов Лев, Владимирский государственный университет.

Огромное спасибо, что нашли время в своём очень плотном графике, чтобы к нам приехать.

Я знаю, что 25 июня Вы подписали закон о преференциях отечественному программному обеспечению. И тема импортозамещения программного обеспечения из‑за рубежа сейчас очень активна и очень важна для нашей информационной безопасности, потому что складывается такая ситуация, когда наш потенциальный враг имеет прямой доступ к нашей инфраструктуре и в определённый момент могут случиться некоторые нехорошие ситуации. Такие ситуации уже были, как мы знаем, в частности в Крыму: у некоторых интернет-пользователей возникали проблемы с доступом к некоторым ресурсам. Visa и MasterCard отключали свои транзакции для некоторых компаний, фирм. На подлётах к аэропорту очень часто возникают проблемы с GPS, тоже слышали. То есть, таким образом, одна страна, будем её так называть, может в определённый момент выключить рычажок, и мы останемся без очень важной инфраструктуры, от которой очень многое зависит. А тот посыл, который Вы в прошлом году сделали насчёт импортозамещения, такое ощущение, не очень качественно выполняется, потому что большинство оборудования и программного обеспечения по‑прежнему закупается за рубежом.

В связи с этим вопрос. Как Вы видите сейчас эту ситуацию? В какое время, за какой период она будет решена? И кто этим должен заниматься?

В.Путин: Вы знаете, во‑первых, давайте мы не будем говорить о врагах, давайте будем говорить о конкурентах, оппонентах. В словах тоже есть определённая динамика, но лучше воздерживаться от крайностей. Но, безусловно, по сути Вы правы.

Конечно, мы были уже свидетелями того, что наши конкуренты, оппоненты пользуются своими преимуществами, пользуются нашей безалаберностью, можно сказать, и доверчивостью и современные формы воздействия используют в политических целях, в ходе политической борьбы. Разумеется, мы должны об этом думать, мы думаем об этом. И дело даже не в этих ограничениях и санкциях, о которых мы сейчас так часто говорим, а в том, что внедрять свои собственные программные продукты и так называемое «железо» мы должны по определению для собственного высокотехнологичного развития. Если мы хотим быть современной страной, имеющей перспективы, мы всё равно должны это делать. Мы делали это, может быть, не так быстро, как хотелось бы, но ограничения просто подтолкнули нас к активизации работы по этому направлению. Поэтому закон, о котором Вы упомянули, говорит о программном продукте. Имеется в виду, что наши государственные и муниципальные заказчики, компании с госучастием должны прежде всего закупать российские продукты. Если есть наши аналоги, то должны наши покупать, если нет аналогов, тогда могут закупать иностранные.

Разумеется, Вы правы, конечно, так называемое «железо» в значительной степени производится за рубежом. Должны будем делать и это. То есть мы не должны будем делать, мы делаем это. Конечно, потребуется время. У нас существует, как вы знаете, ряд стратегий, Стратегия информационного общества и ещё два-три основополагающих документа, на основе которых мы будем вкладывать деньги и государственные, и деньги государственных компаний в развитие всех составляющих этого процесса. На вопрос, сколько времени, наверное, никто из здесь сидящих ответить не может. И я тоже не могу. Но то, что мы будем делать, это совершенно очевидно, будем двигаться.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В контексте того, что здесь собрались преподаватели, хотелось бы спросить, какие перспективы ждут молодых преподавателей в университете с учётом того, что на текущий момент у доцента (должность, Вы знаете, я думаю) зарплата составляет всего лишь 16 тысяч рублей? А для того чтобы выживать, доценту приходится брать очень большую нагрузку, что идёт, соответственно, в ущерб образованию студентов. Спасибо.

В.Путин: Если Вы когда‑нибудь обращали внимание на мою биографию, видимо, заметили, что я тоже работал в университете, был помощником ректора Петербургского университета. И как живёт преподавательское сообщество, университетское, я знаю не понаслышке. Хотя и не так долго там проработал, но всё‑таки представление у меня об этом есть.

Что касается уровня заработных плат, то, конечно, хотелось бы и больше. Вы сказали, что приходится перегружать себя дополнительными нагрузками. Это значит, что всё‑таки возможность заработать есть.

Что можно сказать? Хотелось бы, конечно, чтобы основная заработная плата была повыше. Мы будем к этому стремиться. Вы знаете, что у нас есть соответствующие планы ежегодных повышений. Вопрос в чём? Первое, чтобы это не «выстреливало» на рынке труда по сравнению с другими видами деятельности, чтобы не было перекосов в оплате труда. И второе, в оптимизации работы в высшей школе.

У нас на одного преподавателя сколько сегодня приходится студентов? А сколько должно быть в соответствии с принятыми ранее решениями? Сколько у нас людей, которые занимаются преподаванием и основным видом деятельности? А сколько занимается обслуживанием?

Много и других всяких составляющих: сколько у нас платят за землю, сколько платят за всякие второстепенные вещи, вместо того чтобы сосредоточить ресурсы на повышении уровня заработной платы.

Знаете, в некоторых средних учебных заведениях, когда мы переходим на новые формы оплаты труда и управления процессом в области среднего образования, да, нагрузка где‑то увеличивается. Но сразу в процентах, причём в существенных процентах, растёт и уровень заработной платы преподавательского состава. У нас есть планы развития образования, высшей школы. Вы знаете о них. В определённые годы мы должны выйти на определённый уровень – до 200 процентов по сравнению со средней заработной платой в регионе. Мы к этому и будем стремиться. Это в соответствии с указом от мая 2012 года. Конечно, в современных условиях нам это непросто сделать, но приоритет этот остаётся.

Вопрос: Здравствуйте. Я аспирант Томского политехнического университета. Есть ли у государства долгосрочная программа развития IT-сектора в нашей стране? И если есть, могли ли бы Вы сказать, в каком направлении нам следует идти. Спасибо.

В.Путин: Я уже упоминал о том, что у нас есть стратегия, стратегия развития информационного общества. Вообще всё началось, по‑моему, с 2002 года, что ли, я не помню, когда была принята программа, которая называлась «Информационное правительство». А потом две-три стратегии: «Информационное общество», «Информационное государство», или как она там называется, во всяком случае, есть несколько основополагающих документов, в которых изложены программы действий Правительства Российской Федерации. И, соответственно, часть работы перекладывается на регионы. Мы по этим программам и будем действовать. Но кроме этого наши крупные компании с государственным участием, практически все, имеют свои программы развития IT-технологий.

Мы сейчас, только что были на выставке. К сожалению, многие из них до сих пор пользуются услугами западных партнёров, хотя появляются весьма эффективные и даже лучшие, чем западные аналоги. Мы будем очень внимательно за этим следить. И вот тот закон, о котором здесь коллега упоминал, будем внедрять в практическую деятельность наших компаний с госучастием.

А там, я боюсь ошибиться, но до 2020-го или 2025 года из разных источников предполагается на одну из этих программ истратить очень приличные деньги – свыше 600 миллиардов рублей.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Михаил, я из города Красноярска. Работаю учителем в школе.

На данный момент довольно много молодых людей, которые зарегистрированы в социальных сетях, причём иностранных, либо игровых сервисах таких, как Steam, Battle.net, Facebook и так далее. Получается, что эти иностранные компании обладают довольно большим объёмом персональных данных этих людей и также различных каких‑то поведенческих метаданных этих людей. И в случае обострения отношений с иностранными государствами мы можем получить такую ситуацию, что эти люди получат персонифицированные сообщения, даже неизвестно, от кого они будут посылаться. Они могут дезинформировать молодых людей, в частности школьников (они не до конца понимают всей сути проблемы), они могут в некоторой степени даже вербовать на какую‑то другую сторону этих людей. У меня такой вопрос: принимаются ли какие‑то меры по ограничению в этой сфере деятельности? Спасибо.

В.Путин: У нас, вы знаете, отношение к этой проблеме очень осторожное. Мы считаем, и я считаю лично, что ограничения должны быть минимальными. Они должны быть связаны исключительно с защитой интересов общества в целом. Связьнадзор у нас может только по четырём основаниям заблокировать сайт: это детская порнография, технология суицидов и распространение, изготовление наркотиков. Ещё есть четвёртая позиция, связанная с решениями судов по отдельным категориям.

Но в целом, конечно, общество вправе и должно себя защищать. Во многих европейских странах уже предпринимаются необходимые действия. Я про Китай не говорю – отдельная тема, там государство достаточно строго следит за этой сферой. Но в Германии, в Великобритании вводятся достаточно серьёзные ограничения.

Мы никаких других ограничений не планируем. Вы знаете, мне представляется, что для того, чтобы защитить наших людей, особенно молодых людей, от неблагоприятного или даже враждебного, что вполне возможно, влияния, нужно не запрещать что‑либо читать, смотреть или слушать, а нужно самим активно продвигать нашу позицию. С тем чтобы люди наши были подготовлены к получению любой информации и могли жёстко, своевременно, красиво и талантливо ответить. И я часто вижу, что так и происходит.

Д.Ушаков: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Ушаков Дмитрий, Белгородский государственный университет.

У меня такой вопрос. На сегодняшний день в СМИ всё чаще пробегает информация о различных кибератаках. Либо это спецслужбы США за российскими компаниями шпионят.

В.Путин: Все вы что‑то про врагов, про атаки какие‑то. (Смех в зале.)

Вопрос: Либо, как «Лаборатория Касперского» заявила, что планируется массивная атака на smart-телевизоры. Собственно говоря, они также говорят, что любое устройство, подключённое к интернету, является уязвимым.

Вопрос: как нам воспринимать среду интернета – либо как угрозу, либо как площадку для новых возможностей? Как Вы думаете? Спасибо.

В.Путин: Но Вы‑то сами знаете ответ на этот вопрос.

Нобель ведь свои деньги для будущей Нобелевской премии начал собирать после чего? После того, как изобрёл динамит. В динамите очень много полезных свойств, но это разрушительное изобретение.

В мирном атоме огромные перспективы для развития человечества и огромная угроза. Всегда так, всегда есть плюсы и минусы, положительные и отрицательные стороны, движение вперёд, так всегда было.

Помните, когда изобрели автомобиль? «Какой ужас, он ездит со скоростью 20 километров в час! Кошмар!» Все так пугались. Но теперь никто не боится. Электромобили животным наносят, кстати, урон большой, потому что бесшумно ездят, но и животные привыкнут скоро к этому.

Это понятно, ответ ясен, что есть и плюсы, и минусы. И конечно, без этого сегодня просто невозможно представить себе общество, развитие государства невозможно представить. Но есть и угрозы. Сейчас только коллеги спрашивали, несколько вопросов было, я на это отвечал. Надо их купировать, надо заранее думать, общество должно ограждать себя от этих угроз. Конечно, эта анархия, анонимность полная – они далеко не везде уместны. Если человек защищает свою позицию, надо делать это открыто, прямо. Чего здесь бояться‑то? Кто прячется? Тот, кто чего‑то боится.

По поводу возможных атак на какие‑то технические устройства, не знаю, как насчёт телевизоров, или о чём Вы сказали, но на Касперского самого, на компанию, атаки были, причём на международном уровне. И я вам могу сказать, что это способы недобросовестной конкуренции с использованием политических ресурсов. Мне даже пришлось на одной из встреч на самом высоком уровне об этом говорить. Это никуда не годится. Когда наши компании, в том числе, наверное, присутствующие здесь представители этих компаний, добиваются лучших успехов – казалось бы, наши партнёры, которые всё время на протяжении десятилетий вдалбливают или пытаются нам вдалбливать азы рыночной экономики – о том, что она вне политики, она открыта, – но нет, ничего подобного, используют политические рычаги, не пускают на рынок. Больше того, когда «Лаборатория Касперского» и некоторые другие наши компании больше преуспели, продвигают свои продукты на рынки третьих стран, в том числе обеспечивая безопасность, скажем, банковских учреждений и даже военных ведомств, на них уже выходят с требованиями сотрудничать. Это никуда не годится. Мы пока помалкиваем, но ещё об этом скажем.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Алексей. Мы с командой разработали «флеш-сейф», это «бесконечная» флешка, и собираемся продавать его по всему миру. Смысл в том, что это обычная флешка, только файлы хранятся в «облаке» и очень надёжно в России. Мы общались с Министром связи. Он сказал, что поможет нам выйти в ритейлерские сети. Мы планируем в сентябре – октябре примерно, если на рынке России продавать, а по миру мы онлайн её будем продавать.

Вопрос следующего характера. Если у нас закончатся свои собственные ресурсы, можем ли мы рассчитывать на то, что государство нам поможет получить доступ к оборудованию, у которого будет возможность выдержать высокие нагрузки?

В.Путин: Какое это оборудование?

Реплика: Оборудование для хранения файлов, грубо говоря. Пользователи будут обращаться к файлам.

В.Путин: Давайте поговорим. Вы же с Министром в контакте, да?

Реплика: Нет. С Министром связи – в смысле он сказал написать ему «ВКонтакте».

Реплика: Он был у нас в гостях.

Реплика: Он приходил сюда просто. Мы здесь с ним общались.

В.Путин: Я имел в виду не сеть «ВКонтакте». Вы с ним в прямом контакте?

Реплика: Прямого нет, только через «ВКонтакте». (Смех.)

В.Путин: Пойми его, что он говорит.

Реплика: Я имею в виду, что я его в друзья ещё не добавил, а телефона его у меня нет.

В.Путин: Ну ладно, мы с Вами в контакте, думаю, это тоже неплохо. А я с Министром поговорю, чтобы он Вам помог воспользоваться, если потребуется, соответствующими техническими возможностями наших крупных компаний, в Академии наук, ну и в некоторых наших других ещё учреждениях есть возможности. Пустят ли они Вас туда, я не знаю, но, во всяком случае, можно попробовать с ними побеседовать на эту тему. Но сейчас‑то эта помощь Вам не нужна, насколько я понимаю.

Реплика: Пока нет необходимости, но настанет момент. Мы планируем занять 5 процентов от рынка обычных флешек, мы с ними собираемся конкурировать, их 20 миллионов в год завозится в Россию, по данным Росстата. Первую партию реализовать в миллион штук примерно. Когда потребность в оборудовании, в том, чтобы…

В.Путин: …продолжить работу, расширить это.

Реплика: Да, продолжить работу, потому что масштабирование нужно будет, тогда…

В.Путин: Дайте мне то, что Вам нужно будет.

Реплика: Хорошо. Как я Вам передам?

В.Путин: Пишите «ВКонтакте». (Смех.)

Ведущей передайте. Так надёжней.

Н.Веденеев: Здравствуйте! Веденеев Никита, аспирант второго года обучения, Владимирский государственный университет.

В наше время IT-технологии внедряются повсеместно. Недавно я столкнулся с такой ситуацией, что мне делали операцию на левом локтевом суставе, приходилось сдавать много различных анализов в различных клиниках. В связи с этим, на мой взгляд, целесообразно создать базу данных, в которой бы хранились все эти анализы, был бы прямой доступ к истории болезни и так далее.

В связи с этим мой вопрос. Даже если эта база будет создана, как, Вы думаете, будет осуществляться подготовка кадров для работы с этими базами? Всё‑таки врачи – это врачи.

В.Путин: И что? (Смех.)

Н.Веденеев: Они должны заниматься своей прямой деятельностью.

В.Путин: Знаете что, врачи, безусловно, должны заниматься своей прямой деятельностью, но им совершенно не чужды современные способы организации своей работы.

Мы с вами знаем, наверняка вы слышали об этом, о дистанционной медицине. Это же используется самым активным образом, и базы данных используются, и накопление идёт нужной информации в самых разных областях нашей жизни, деятельности, в том числе и в медицине.

Я уверен, сейчас не могу сказать наверняка, но если бы сейчас здесь была Вероника Игоревна [Скворцова], Министр здравоохранения, то она бы нам точно привела примеры, где такая работа уже организована, и не только на уровне Министерства здравоохранения. В Министерстве здравоохранения это есть точно. Н


Аналитика и комментарии


Старая версия сайта (Архив)