Благодаря военным докторам в годы Великой Отечественной войны в строй вернулись более 70% раненых воинов


31 Мар 2020

Источник: fondsk.ru

Наши медики всегда были героями-тружениками.

«Армии и отдельные соединения пополнялись в основном солдатами и офицерами, вернувшимися после излечения из фронтовых, армейских госпиталей и из медсанбатов, – вспоминал Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский завершающие операции войны. – Поистине наши медики были тружениками-героями. Они делали все, чтобы скорее поставить раненых на ноги, дать им возможность снова вернуться в строй».

На такую оценку маршал, которого самого не миновал в Московской битве вражеский осколок, имел основания. Из числа раненых, контуженых и обмороженных, поступивших за всю войну на излечение в медицинские учреждения, а их было примерно 22 млн человек, 71,7% были возвращены в строй, 20,8% признаны негодными к службе и уволены из армии с исключением с воинского учёта или в долгосрочные отпуска по ранению и болезни. И только около 7,5% умерли.

В Великую Отечественную Советскому Союзу удалось предотвратить вспышки массовых заболеваний как среди военнослужащих, так и гражданского населения, которые в предыдущие войны были обязательными спутниками воюющих армий.

От своевременного оказания первой медицинской помощи и выноса раненого без задержки с поля боя зависели его жизнь и возвращение в строй. Высшее военное командование приравняло труд медицинского персонала на поле боя к ратному подвигу бойцов. Приказом наркома обороны И.В. Сталина от 23 августа 1941 г. за вынос с поля боя 15 раненых с их личным стрелковым оружием санитары и носильщики представлялись к медали «За боевые заслуги» или «За отвагу», за вынос 25 раненых с их оружием – к ордену Красной Звезды, 49 раненых – к ордену Красного Знамени, 80 раненых – к ордену Ленина.

Как минимум половину санинструкторов, санитаров и носильщиков составляли женщины, притом в основном юные, физически неокрепшие. И вот им-то на плащ-палатках, на носилках, оснащённых с торца небольшими колёсиками, на себе ползком приходилось выносить раненых с поля боя под вражеским огнём. «Сестрица» – на такой зов отзывались эти ангелы милосердия на поле боя и в больничной палате. «Мужчины в окровавленных шинелях на помощь звали девушку...» (Юлия Друнина). Прикрывая раненого, сестрицы нередко погибали сами.

К моменту своего последнего боя санинструктор стрелковой роты 907-го стрелкового полка 244-й стрелковой дивизии (Юго-Западный фронт) Валерия Гнаровская оказала медицинскую помощь более 300 бойцам, была неоднократно ранена, контужена. 23 сентября 1943 г. в районе села Вербовое, на Запорожье, пожертвовав собой, связкой гранат остановила вражеский танк, угрожавший группе раненых, которые ожидали эвакуации. Посмертно удостоена звания Героя Советского Союза. Ей было неполных 20 лет…

Во время Великой Отечественной войны отдали свою жизнь и пропали без вести почти 85 тыс. медиков. Главный удар ощутило на себе войсковое звено санитарной службы, действовавшее прежде всего на поле боя и в ближайшем тылу.

Кто возьмётся назвать место, где было легко военным медикам? Но и на этом фоне выделялась особой сложностью организация медицинской помощи защитникам Ленинграда. С первых дней блокады лечебные учреждения госпитальных баз армий и фронта были вынуждены действовать в условиях постоянного огневого воздействия противника. Очень большим был удельный вес больных дистрофией, цингой, туберкулёзом, гипертонией, дизентерией. Однако и при крайне ограниченных возможностях для получения необходимых медикаментов, оборудования и материалов, как и для систематической эвакуации в тыл своих подопечных, медицинская служба Ленинградского фронта возвратила в строй более 437 тыс. раненых и больных.

Дорогую цену заплатили за это: вследствие вражеских обстрелов и бомбёжек были убиты и ранены более 500 человек из числа обслуживающего персонала и лечившихся в госпиталях раненых и больных; таких потерь не знал ни один другой фронт действующей армии.

На Ленинградском фронте прославилась санитарный инструктор Валентина Чибор. В действующую армию она пришла добровольцем, пробившись в дивизию народного ополчения. За время войны вынесла с поля боя более 500 раненых, сделала полторы тысячи перевязок под огнём врага. Пять раз была ранена, причем дважды – тяжело. За свои заслуги В.Г. Чибор была награждена орденами Ленина и Красной Звезды.

В условиях голода и холода медицинским работникам удалось организовать (в это трудно поверить!) сдачу крови для нужд фронта. Ленинградские доноры дали фронту 144 тыс. литров крови, около 4 тыс. доз сухой плазмы. Отказываясь от компенсации за сданную кровь, они собрали средства в Фонд обороны; на эти средства была построена эскадрилья самолётов «Ленинградский донор».

Особый интерес представляет работа советских военных медиков по санитарно-эпидемиологическому обслуживанию войск, предотвращению эпидемий и массовых вспышек инфекционных заболеваний.

Чтобы предотвратить завоз инфекции из тыловых районов, на путях движения к фронту создавалась разветвлённая сеть санитарно-заградительных барьеров. На крупнейших железнодорожных узлах работали санитарно-контрольные, обсервационные и изоляционно-пропускные пункты. Проходящие по железным дорогам эшелоны систематически проверялись на 275 санитарно-контрольных пунктах. Производился осмотр вагонов и пассажиров, осуществлялась санитарная обработка. Заболевшие и лица с подозрением на инфекцию изолировались. Только за 1943 год было осмотрено более 120 тыс. поездов и 20 млн пассажиров.

В войсках действующей армии прибывавшее пополнение помещалось на обязательный 15-дневный карантин. Одним из важнейших мероприятий по профилактике инфекционных заболеваний считалась вакцинация по эпидемиологическим показаниям. Так, только за 1942–1944 гг. против сыпного тифа было привито 18 млн. человек. Для предупреждения этого опаснейшего заболевания, являвшегося главной угрозой для войск и населения, особенно на ранее оккупированных территориях, применялась разработанная в 1942 г. профессором М.К. Кронтовской сыпнотифозная вакцина. Медицинская служба Красной армии успешно применяла разработанную в 1941 г. поливакцину, создающую иммунитет против семи инфекций.

Лиц, срывавших противоэпидемическое обеспечение войск, привлекали к строгой ответственности, вплоть до предания суду.

В результате гигантских усилий, несмотря на исключительно тяжёлую эпидемическую обстановку в войну, возникновения больших эпидемий и массовых вспышек инфекционных заболеваний удалось избежать.

Неизбывная людская признательность медикам отразилась в государственных наградах наиболее отличившимся. За годы Великой Отечественной войны более 116 тыс. человек личного состава военно-медицинской службы и 30 тыс. тружеников гражданского здравоохранения удостоились орденов и медалей. 44 медицинских работника стали Героями Советского Союза, 18 – кавалерами ордена Славы трёх степеней. За выдающиеся заслуги удостоены звания Героя Социалистического Труда такие корифеи отечественной медицины, как главный хирург Красной армии генерал-полковник медицинской службы Н.Н. Бурденко, главный хирург ВМФ генерал-лейтенант медицинской службы Ю.Ю. Джанелидзе, начальник Военно-медицинской академии генерал-полковник медицинской службы Л.А. Орбели. Высшим знаком отличия Международного комитета Красного Креста – медалью Флоренс Найтингейл – отмечены 44 медсестры.

И ещё один факт – очень характерный для того времени, когда на защиту Отечества вставали все. Не одну сотню жизней спас своими руками замечательный военный хирург архиепископ Лука (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий). С 1921 г. он сочетал священнослужение с постоянной врачебной практикой и занятиями наукой. До войны преследовался властями за веру, неоднократно подвергался арестам и ссылкам. Как только разразилась война, он направил председателю Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинину телеграмму следующего содержания: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, отбываю ссылку в поселке Большая Мурта Красноярского края. Являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

Его перевели на поселение в Красноярск и назначили хирургом-консультантом эвакогоспиталя № 1515. Архиепископ Лука стал консультантом госпиталей Красноярского края. Позднее, будучи переведенным в Тамбов, служил главным хирургом местной госпитальной базы, которая насчитывала без малого 250 госпиталей. Иерей, которому шёл 67-й год, провёл тысячи успешных операций, спас огромное число красноармейцев. За монографию «Очерки гнойной хирургии» святитель Лука (Войно-Ясенецкий) был удостоен Сталинской премии I степени. Это уникальный случай в истории Великой Отечественной войны и Русской Церкви. 


Аналитика и комментарии


Старая версия сайта (Архив)