Интервью заместителя Министра иностранных дел России С.Вершинина информационному агентству ТАСС


3 Апр 2021

Источник: mid.ru

Вопрос: На днях в Женеве завершила свою работу 46-я сессия Совета ООН по правам человека. После четырехлетнего перерыва Российская Федерация вновь участвовала в работе этого правозащитного органа ООН в статусе его полноправного члена. Как Вы оцениваете завершившуюся сессию?

Ответ: Действительно, после избрания России на 75-й сессии Генассамблеи ООН в октябре 2020 г. абсолютным большинством голосов государств - членов ООН мы вернулись с нынешнего года в Совет и приняли полноценное участие в его мартовской сессии. Ожидали от наших коллег по cовету открытого и взаимоуважительного диалога, конструктивного настроя на работу, но, к сожалению, возвращение к активной работе в СПЧ подтвердило наши самые худшие прогнозы и опасения.

Завершившаяся сессия рельефно продемонстрировала, что Совет стал для отдельных государств инструментом для реализации своих конъюнктурных целей и задач.

Правозащитный диалог, по сути, трансформировался в монолог одной группы государств, которые позиционируют себя в качестве избранных и «правильных».

Они используют дебаты в СПЧ исключительно для очернения, дискредитации, делегитимизации законных правительств, оправдания введения в нарушение международного права односторонних принудительных мер с прицелом на изоляцию отдельных государств, раскачивание в них внутреннего недовольства и смещение правительств. При этом они не гнушаются голословными и ничем не подкрепленными обвинениями, вплоть до откровенной лжи. Реальное же положение дел, интересы и чаяния простых людей игнорируются. Как показывает практика, мишенями таких псевдоборцов за права человека становятся правительства, имеющие смелость осуществлять самостоятельный и независимый политический и экономический курс. Результат такой «заботы» о правах человека налицо: дестабилизация внутренней обстановки вплоть до разжигания вооруженного противостояния, разрушение государственных институтов, жертвы среди мирных жителей, потерянные поколения.

46-я сессия СПЧ оказалась богатой на политизированные решения, среди которых - резолюции по Белоруссии, Шри-Ланке, Никарагуа, Сирии.

Вопрос: Не могли бы Вы подробнее рассказать о резолюции по Белоруссии?

Ответ: То политическое шоу, которое устроил Европейский союз по ситуации в Белоруссии, вообще трудно комментировать. Представьте себе, что по инициативе ЕС Совет создал в рамках Управления Верховного комиссара ООН по правам человека своего рода миссию по расследованию нарушений прав человека в Белоруссии в составе 11 следователей. На работу такой команды из регулярного бюджета ООН планируется выделить около 2,6 млн долл. И это тогда, когда всемирная организация вот уже несколько лет испытывает серьезные проблемы с финансированием, когда многие действительно нуждающиеся государства стоят в очереди за гуманитарной помощью к ООН. Цель абсурдной антибелорусской затеи очевидна - смена действующего руководства страны, «режима», как некоторые теперь называют законные власти. Убеждены, что Совет ООН по правам человека дискредитирует себя такими решениями, которые не имеют ничего общего с заботой о правах простых людей, да и вдобавок принимаются меньшинством государств - членов СПЧ.

Вопрос: А что Россия смогла противопоставить таким тенденциям на сессии Совета?

Ответ: Как Вы знаете, главной целью своего избрания в Совет Россия определила формирование у международных партнеров понимания важности налаживания конструктивного международного диалога по вопросам поощрения и защиты прав человека, недопустимости применения пресловутой политики двойных стандартов, уважения национальных, исторических и культурных особенностей каждого государства в процессе демократических преобразований без навязывания кому-либо заимствованных систем ценностей. Такими установками и руководствовалась российская делегация на 46-й сессии Совета.

Мы вновь пытались достучаться до наших западных коллег, но нас по-прежнему отказываются услышать.

В этой связи Россия присоединилась к ряду совместных заявлений заинтересованных стран, например, о нарушениях прав человека в Евросоюзе и Великобритании, а также о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств под предлогом защиты прав человека, в том числе в контексте ситуаций в китайских Синьцзян-Уйгурском автономном районе и специальном административном районе Гонконг.

Российская сторона по-прежнему отстаивала недопустимость использования площадки СПЧ не по назначению, то есть не для обсуждения правозащитных вопросов. В этой связи вынуждены были поставить на голосование инициативу Грузии об оказании ей технического содействия со стороны ООН. Такой шаг был обусловлен не тем, что мы против помощи Тбилиси в вопросах укрепления его национального правозащитного потенциала, а тем, что истинной целью данной резолюции было подтверждение притязаний Грузии на территории независимых республик Южной Осетии и Абхазии.

Вопрос: Поднимала ли российская сторона на сессии вопросы, связанные с соблюдением прав человека, в частности в Прибалтике и на Украине?

Ответ: Не могли мы, безусловно, не привлечь внимание Совета к недопустимой в XXI веке ситуации, когда страны Европы, пострадавшие от идеологии фашизма, закрывают глаза на позорную политику, по сути, открытой сегрегации по принципу этнической и религиозной принадлежности, проводимую странами Прибалтики и Украиной. Совместно с государствами - участниками Движения неприсоединения остро ставили перед СПЧ вопрос о незаконности и негативном влиянии на права человека односторонних принудительных мер, в том числе в контексте водной блокады Крыма со стороны Украины.

Несмотря на такие в целом не очень позитивные оценки итогов завершившейся сессии, мы тем не менее не перестаем надеяться и рассчитываем на то, что конструктивный настрой и диалог станут неотъемлемыми принципами работы СПЧ. Будем этого и дальше добиваться.


Аналитика и комментарии


Старая версия сайта (Архив)