Заместитель министра иностранных дел России А.Руденко дал интервью агентству ТАСС


23 Сен 2021

Источник: tass.ru

Заместитель министра иностранных дел России Андрей Руденко посетил Ташкент, где принял участие в конференции, организованной международным дискуссионным клубом "Валдай" и Институтом стратегических и межрегиональных исследований при президенте Республики Узбекистан. В интервью ТАСС на полях мероприятия он рассказал об ожиданиях Москвы от президентских выборов в этой стране, перспективах транзита газа через Украину, а также о том, когда может возобновиться авиасообщение с Грузией.

— 24 октября в Узбекистане состоятся президентские выборы. Каковы ожидания России? Планируем ли мы направить своих наблюдателей?

— Мы в первую очередь желаем успеха Узбекистану в ходе этих выборов и, конечно, президенту Шавкату Миромоновичу Мирзиёеву, с которым у российского президента Владимира Путина установились доверительные отношения. Действительно, вклад президента Узбекистана в развитие российско-узбекских отношений крайне трудно переоценить. За эти годы у нас вырос и товарооборот, и сотрудничество в других сферах, в частности в образовательной. Мы ценим, как руководство Узбекистана относится к русскому языку, укреплению его позиций в республике. Это очень важные факторы для сближения наших государств. В этой связи желаем успеха Узбекистану на выборах и уверены, что их результаты будут способствовать дальнейшему углублению нашего взаимодействия.

Что касается наблюдателей, мы знаем, что Узбекистан пригласил ряд международных организаций для участия в мониторинге выборов, включая Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ. Приедет большая группа, и российские наблюдатели будут участвовать в рамках квоты, которая отводится России в ОБСЕ, — 15%.

— Ранее вы сообщили, что государственный визит президента Узбекистана планируется до конца года. Состоится ли он до выборов или уже после?

— Сейчас в Узбекистане официально стартовала предвыборная кампания, агитационная кампания, и в этой ситуации сложно представить, что визит пройдет до выборов, хотя мы рады видеть Шавката Миромоновича в любом качестве и в любое время. Но, наверное, реально исходить из того, что визит состоится уже после выборов.

— Президент Таджикистана Эмомали Рахмон заявил, что Таджикистан и Пакистан договорились содействовать проведению в Душанбе переговоров между движением "Талибан" (запрещено в РФ) и таджиками Афганистана. Как российская сторона оценивает эту инициативу и планирует ли участвовать в каком-то качестве?

— Мы поддерживаем любой диалог, который может привести к миру и стабильности в Афганистане. Если Россию позовут, то мы внимательно рассмотрим это приглашение.

— Ранее сообщалось, что США и другие страны НАТО просили страны Центральной Азии разместить у себя беженцев из Афганистана. Насколько известно, все государства отказались их принимать. Этот вопрос окончательно закрыт?

— Право решать, что делать с беженцами из Афганистана, в первую очередь принадлежит странам региона. Действительно, с их стороны выражалась обеспокоенность тем, что наплыв беженцев может привести к увеличению рисков террористических угроз. Поэтому они относились очень осторожно к этой теме. Но тем не менее, насколько я понимаю, случаев размещения каких-то категорий афганских беженцев в гуманитарных целях нельзя исключать. Но это, еще раз, компетенция стран Центральной Азии.

— На фоне завершения укладки "Северного потока — 2" и исторических максимумов цен на газ в Европе на Украине раздаются голоса о том, что Россия посредством запуска газопровода якобы будет влиять на энергетическую безопасность ЕС, спекулировать на высоких ценах, чтобы давить на Европу перед отопительным сезоном. Как в Москве оценивают эти высказывания?

— Иногда на такие высказывания не стоит никак реагировать, потому что они продиктованы совершенно иными соображениями и интересами. Для нас "Северный поток — 2" остается исключительно экономическим проектом. Мы не собираемся использовать его, как говорят украинцы, в каких-то геополитических расчетах. Нам этого не нужно.

Все десятилетия сотрудничества России с Европой в газовой сфере показали, что мы ни разу не использовали газовый фактор в качестве инструмента влияния на процессы, которые там протекают. Мы неоднократно заявляли о том, что в случае потребности, запроса со стороны европейских партнеров мы готовы и дальше использовать украинскую газотранспортную систему для поставки газа. У нас действует контракт до 2024 года. После 2024 года все, конечно, будет зависеть от того, какие объемы газа потребуются нашим европейским потребителям. И мы будем использовать все возможности для удовлетворения этого спроса.

— Планируется ли встреча глав МИД нормандского формата?

— Эта идея циркулирует, но пока никаких конкретных дат и предложений нет, поскольку нужно сначала определиться, что мы будем обсуждать и на какие договоренности готовы выйти.

— Еще в августе премьер-министр Армении Никол Пашинян заявлял, что готов посредством Минской группы ОБСЕ продолжать взаимодействовать с Азербайджаном. Однако, по крайней мере в информационном поле, никаких подвижек не видно. Могут ли состояться такие контакты в Минской группе, в которой мы сопредседательствуем, и сохраняет ли для нас этот формат актуальность?

— Я бы не сказал, что Минская группа ОБСЕ простаивает. Контакты продолжаются, может быть, не столь публичные, но тем не менее. И наш сопредседатель Минской группы посещал Баку и Ереван, провел там ряд встреч, в т.ч. на высшем уровне. В настоящее время тройка сопредседателей планирует встретиться в Нью-Йорке на полях Генассамблеи ООН: встречи и друг с другом, и с министрами иностранных дел Армении и Азербайджана. Если это состоится, то это стало бы хорошим знаком, что процесс нормализации между двумя странами приобрел практические очертания. Мы продолжаем рассматривать Минскую группу как важный инструмент продвижения по пути мирного процесса.

— Скоро исполняется год с момента прихода к власти президента Молдавии Майи Санду. Она неоднократно заявляла о готовности нанести визит в Россию. Есть ли какие-то подвижки в этом вопросе?

— Любой визит, тем более на уровне президентов, должен быть хорошо подготовлен. Нужно определить программу такого визита, договоренности, которые можно заключить. В настоящее время президент Санду вплотную занимается больше внутренними проблемами, которых в Молдавии накопилось немало. Мы знаем о том, что с ее стороны был проявлен интерес нанести визит в РФ. Думаю, когда для этого созреют все необходимые условия, такой визит может состояться. Но, как я уже сказал, для этого нужно иметь конкретную повестку дня, над которой будем работать совместно с молдаванами.

— Обсуждается ли в практической плоскости вопрос присутствия российских миротворцев в Приднестровье? Ранее Санду призывала к замене их миссией гражданских наблюдателей под эгидой ОБСЕ...

— Этот вопрос не обсуждается, и мы считаем, что его преждевременно рассматривать, поскольку миротворцы выполняют очень важную миссию. Их присутствие позволило обеспечить мир в этом регионе на протяжении почти 30 лет. Не было зафиксировано ни одного вооруженного инцидента. Поэтому их присутствие в регионе мы считаем правомерным, оно опирается на солидную правовую основу, и наша позиция остается прежней: когда будет достигнуто политическое урегулирование в приемлемом для Тирасполя и Кишинева виде, тогда, наверное, встанет вопрос и о судьбе российской миротворческой операции. В настоящее время, как мы считаем, мы еще не достигли этого этапа.

— Грузия, несмотря на отсутствие прямого авиасообщения с Россией и пандемию, остается очень популярным туристическим направлением для российских туристов. Обсуждается ли сейчас вопрос возобновления прямых рейсов?

— Мы готовы возобновить авиасообщение тогда, когда для этого будут созданы необходимые условия, в первую очередь с точки зрения безопасности, в т.ч. эпидемиологической. Тогда этот вопрос встанет в практической плоскости. Для нас очень важно, чтобы в Грузии для наших туристов, которые воспользуются этими авиарейсами, было все спокойно и безопасно. Мы выступаем за нормализацию с этой страной, считаем, что тот уровень отношений, который сейчас существует, не в интересах обоих государств.

У нас активно развивается экономическое сотрудничество, Россия является главным импортером грузинских вин, напитков. Российские граждане составляли до пандемии большинство иностранных туристов, которые посещали Грузию. То есть существуют вполне конкретные темы и области сотрудничества, где стороны действительно получали бы выгоду. Но для нас важно, чтобы, как я уже сказал, в Грузии была создана безопасная обстановка, чтобы наши туристы чувствовали себя спокойно.

— То есть пока конкретных сроков возобновления авиасообщения нет?

— Конкретных дат пока никаких нет. Мы будем наблюдать за всем, что происходит в Грузии, в первую очередь за эпидемиологической обстановкой и ситуацией с точки зрения безопасности.


Аналитика и комментарии


Старая версия сайта (Архив)