Год исторической памяти в Беларуси в контексте трендов исторической политики 2021 года


24 Янв 2022

Источник: bisr.gov.by

Указом Президента Республики Беларусь 2022 год объявлен – Годом исторической памяти. В этой связи важно подвести некоторые итоги года уходящего, обозначив тренды, характерные как для белорусской политики памяти, так и политики памяти стран-соседей.

События и юбилейные исторические даты 2021 года вновь стали поводом для современных интерпретаций, вызвавших общественный резонанс не только в Беларуси, но и за ее пределами. Продолжили свое развитие тренды, обозначенные нами в 2020 году, появились и новые. Неизменным остается то обстоятельство, что осмысление и переосмысление событий прошлого напрямую затрагивают белорусскую историческую политику, требуя ее постоянной корректировки. В современных условиях это один из факторов, способствующих сохранению и укреплению исторической памяти белорусов.

Тематика Великой Отечественной войны вновь оказалась в центре внимания. «Война памяти», разгоревшаяся между странами коллективного Запада и Россией после принятия Европарламентом резолюции «О важности европейской памяти для будущего Европы» (2019), распаковавшей тренд о «равной ответственности» Советского Союза за развязывание Второй мировой войны наряду с нацистской Германией, перешла в затяжную фазу «холодного» противостояния. Каждая из сторон осталась при своем мнении.

Как и в 2020 году, Республика Беларусь активно поддержала позицию российской стороны. Особенностью ситуации для нашей страны стало то обстоятельство, что очередные попытки пересмотра и исторической ревизии событий начального периода Великой Отечественной войны прошли на фоне информационного противостояния Беларуси со странами ЕС и прежде всего своими соседями – Польшей, Литвой, Латвией.

Начало Великой Отечественной войны оценивается странами Запада исключительно в контексте истории Второй мировой войны, причем конъюнктурно и предвзято: «один из виновников» развязывания мировой бойни (нацистская Германия) напала на «бывшего союзника и другого виновника» начала Второй мировой войны (сталинский Советский Союз). Для стран Балтии дата 22 июня стала «традиционным» удобным поводом раскрутки темы «оккупации» Прибалтики в 1940 году и 80-летия «июньской депортации» 1941 года – организованного в самый канун начала Великой Отечественной войны властями СССР принудительного выселения с западных приграничных территорий страны, присоединенных в результате «польского похода РККА» в сентябре 1939 года, и включения прибалтийских стран в Советский Союз. По мнению современных историков прибалтийских государств, эта депортация явилась преступлением против человечности и актом геноцида.

Особенностью скорбного юбилея 80-летия начала Великой Отечественной войны явилась ситуация фактической конъюнктурной солидаризации украинской политики памяти с западным нарративом. Украинским властям до сих пор не удалось обеспечить единства в трактовке и переосмыслении обществом истории Великой Отечественной войны в противовес белорусской и российской принципиальной позиции о недопустимости вольного трактования этого важного исторического периода и попыток реабилитации нацизма. С одной стороны, на фоне довольно масштабного празднования в мае 2021 года неофициального Дня Героев 80-летие начала Великой Отечественной войны в Украине осталось фактически незамеченным. С другой – не получил должного освещения и юбилей провозглашения в июне 1941 года во Львове с согласия германских оккупационных властей оуновского «независимого Украинского государственного правления». Полагаем, что причиной тому могли стать «неудобные» факты участия членов ОУН в уничтожении еврейского населения оккупированного нацистами Львова.

По случаю 80-летия нападения Германии на СССР 15 немецких экспертов по истории Восточной Европы в ХХ веке обратились к германским властям и общественности и заявили, что считают «…долгом немецкого общества подумать и обсудить, как мы можем в XXI веке вместе с белорусским обществом сохранить память о преступлениях и разрушениях, совершенных на территории тогдашней БССР» нацистами. Одновременно с этим авторы выразили озабоченность государственной исторической политикой в Республике Беларусь, где история Второй мировой войны якобы используется властями как политическое оружие для дискредитации демократического движения.

Инициаторам обращения пришел официальный ответ из Национальной академии наук Беларуси от ведущих историков Великой Отечественной войны, которые отметили, что «…в заявлении отсутствует озабоченность в том, что сегодня мировое общество забывает трагедию Второй мировой войны и «сползает» к повторению трагедии новой войны». Кроме того, в ответе было подчеркнуто, что немецкие историки пытаются втягивать научную общественность в бесперспективную дискуссию, а не решать конкретные научные проблемы.

Приведенный пример стал подтверждением обозначенного еще в 2020 году тренда «секьюритизации исторического прошлого», его масштабного, долгосрочного, направленного и возрастающего характера развития.

В Польше устоялась иная традиция, в которой даты 22 июня не существует в принципе. Трагедия Второй мировой войны в польском нарративе прочно ассоциируется с событиями 1 сентября (нападение Германии) и 17 сентября (начало «советской военной агрессии») 1939 года.

В свою очередь Российская Федерация подошла к оценке 80-летия начала Великой Отечественной войны на волне выстраивания нового этапа исторической политики. В ноябре 2020 года началось активное развитие нового собственного тренда российской политики памяти – признания нацистской оккупационной политики на территории СССР геноцидом.

Накануне трагического юбилея начала Великой Отечественной войны в России активно анонсировалась информация о предстоящей 21 июня 2021 года установке в Гатчинском районе закладного камня на месте будущего мемориала мирным гражданам Советского Союза, ставших жертвами геноцида в годы войны. Инициаторы строительства акцентировали внимание на том, что мемориал видится не как национальный российский, а как памятник международного масштаба.

Прошедший юбилей открыл возможность переосмысления даты 22 июня 1941 года для белорусской исторической политики. В масштабах Советского Союза события начала Великой Отечественной войны, связанные в том числе с «быстрым» захватом территории Белорусской ССР, были жестоким поражением. Но в контексте белорусской истории беспрецедентные примеры героизма советских воинов, партизан, подпольщиков и мирных жителей позволяют транслировать белорусскому обществу и вовне смыслы, связанные с ролью захваченной, но непокоренной Беларуси, и формированием лучших черт белорусской нации, сумевшей выстоять в условиях полной оккупации и целенаправленной политики геноцида.

Современная белорусская историография пополнилась новыми научными публикациями, раскрывающими малоизвестные страницы начального периода ВОВ.

В советский период укоренился термин «оборонительные бои войск Западного фронта». Современные исследования историков позволяют говорить о Белорусской стратегической оборонительной операции. Отдельными составными ее частями являются Белостокское сражение, оборона Минска, Полоцка, Витебска, Лепельский контрудар. Наряду с героической обороной Могилева заслуживают внимания знаковые и героические эпизоды действий советских войск на Гомельском направлении в июле–августе 1941 года (контрудар в районе Жлобина и Рогачева, рейд по тылам немецких войск сводной кавалерийской группы генерала Городовикова), а также сама оборона Гомеля.

Несмотря на то, что советские войска вынужденно оставили территорию Беларуси, военной катастрофы не случилось. Упорные бои на белорусской земле сыграли важную роль в срыве плана «блицкрига». Новые акценты на интерпретации событий 1941 года способны не только укорениться в массовом историческом сознании, но и оградить его от негативного воздействия целенаправленно распространяемых исторических мифов.

Включение в июне 2021 года Беларусью в календарь государственных праздников новой даты – Дня народного единства, приуроченного к освободительному походу войск Красной Армии в Западную Беларусь, начавшемуся 17 сентября 1939 года – вызвало довольно негативную реакцию с польской стороны. Белорусскую сторону обвинили в прославлении советского наследия, попытке «отрезать Беларусь от ее истинных корней». Польский институт национальной памяти назвал дату 17 сентября символом преступного сотрудничества Гитлера и Сталина в подчинении свободных народов Европы («день двух тоталитарных режимов»).

Несколько иной оборот получил активно продвигаемый в 2020–2021 годах в европейском нарративе тренд героизации антикоммунистического «движения сопротивления» в странах Восточной Европы, в том числе и соседях Республики Беларусь. В июне 2021 года Президент Польши Анджей Дуда лично почтил память убитых «проклятыми солдатами» под командованием Ромуальда Райса («Бурого») в январе – феврале 1946 года православных белорусов – жителей Белостокщины. В определенной степени можно утверждать, что Польша фактически признала факт уничтожения этнических белорусов участниками послевоенного польского антикоммунистического сопротивления, а Р. Райса, которого еще недавно в Польше пытались реабилитировать, – военным преступником. Белорусское общество и власть с пониманием восприняли поступок Анджея Дуды. Правда, остался открытым вопрос, станет ли данный шаг поворотным моментом в польской исторической политике, прославляющей «проклятых солдат».

В рамках целенаправленной реализации белорусской исторической политики получили юридическое закрепление негативные последствия деятельности антисоветского вооруженного подполья на территории Беларуси в годы Второй мировой войны и в послевоенный период. Вновь принятый белорусским парламентом закон оценил их как геноцид белорусского народа. Это стало логическим завершением ранее обоснованного подхода о том, что действия польского антисоветского вооруженного подполья, ОУН–УПА, прибалтийских «лесных братьев»  на территории Белорусской ССР носили не только антисоветский характер, но и антибелорусский, направленный фактически на уничтожение национально-государственной идентичности белорусов.

Таким образом, исходя из анализа трендов исторической политики, характерных для Беларуси и ее соседей в прошедшем году, можно утверждать, что объявление нового 2022 года Годом исторической памяти стало вполне закономерным, а не случайным политическим решением.


Аналитика и комментарии


Старая версия сайта (Архив)