Экономическое взаимодействие РФ и Узбекистана – потенциальный диапазон безграничен


3 Апр 2020

Источник: ritmeurasia.org

Текущий год будет прорывным в российско-узбекистанских экономических связях. Об этом заявлено президентом РУз Шавкатом Миризёевым на недавнем совещании в Ташкенте по вопросам сотрудничества с Россией. Речь идёт как о взаимном товарообороте, так и совместных инвестпроектах. Это обусловлено, среди других стратегических факторов, решением Ташкента включиться в ЕАЭС пусть и пока в статусе страны-наблюдателя.

Политико-экономические реверансы, адресованные Узбекистану со стороны США и Евросоюза, пока не претворяются на практике. И по сей день разнообразная продукция Узбекистана, особенно с высокой добавленной стоимостью, не имеет равноправного доступа на западные рынки. Также по сей день нет «официальной» ясности и со сроками/условиями вступления Узбекистана в ВТО. При этом, что характерно, администрация США не единожды предостерегала Узбекистан от членства в ЕАЭС, предупреждая его, что такое решение может усложнить участие страны в ВТО.

В российском контексте по итогам упомянутого совещания в Ташкенте объявлено, что Узбекистан планирует совместные проекты в ближайшие годы с Россией на 7,3 млрд долл. А приоритетными направлениями сотрудничества с Россией отмечены в первую очередь АПК, лесной комплекс, транспорт и логистика.

Что касается торговли, то в 2019 г. товарооборот между Узбекистаном и РФ в сравнении с предыдущим годом увеличился рекордно – на 17% и составил 6,6 млрд долл. Только в 2018-2019 гг. в Узбекистане было открыто до 500 новых предприятий с участием российского капитала, а их общее количество достигло 1828. В основном (не менее 80% по совокупному совместному капиталу) это СП по добыче и переработке газового сырья, возделыванию/переработке продовольственного сырья, а также в машиностроении, транспортно-логистической сфере, химпроме. С российской стороны в этих СП участвует свыше 60 предприятий и компаний, включая такие крупные холдинги, как «Газпром», «Лукойл», «Зарубежнефтегаз», «РусГидро», «РосАтом», ОАО «РЖД», «РусАгро» и ряд других.

Очевидно, что для российского бизнеса – это выход на крупный рынок, подчеркнем, долговременной востребованности не сырьевой, а именно промышленной, в том числе инновационной, продукции. Это, в свою очередь, усиливает индустриальный вектор в российском экспорте. Что же касается узбекистанской стороны, то, как отмечает директор ташкентского Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиёр Эргашев, «в стране идёт структурная перестройка экономики с ориентацией на промышленный экспорт. Ввиду необходимости смены традиционной парадигмы обмена импортной продукции машиностроения на экспортные продовольственные товары».

Эксперт поясняет, что «сегодня Узбекистан производит не только сельхозтовары и ткани, но и, например, высокотехнологичные фармацевтические препараты, товары нефтегазохимии». В связи с этим страна «заинтересована в поставках разнообразного оборудования из России и развитии контактов в сфере подготовки инженерных и научных кадров». Так что экономические выгоды – обоюдные и тем более не краткосрочные.

Если же рассуждать в более широком контексте, то, по данным МИД Узбекистана (2019 г.), «на контроле обеих сторон – реализация двусторонних документов в торгово-экономической и инвестиционной области на 2019-2024/25 гг. на общую сумму 25 млрд долл. Областями Узбекистана налажены продуктивные отношения с 70 субъектами РФ».

Такие взаимосвязи имеют и очевидную социальную значимость: по многим экспертным оценкам, полноценная реализация этих документов позволит создать не менее 60 тыс. постоянных рабочих мест в Узбекистане, свыше 20 тыс. в России. А также увеличить стоимость промышленного экспорта РФ на 13-15% в сравнении со среднегодовым уровнем 2016-2018 гг.

Скажем, в лесной отрасли Узбекистан заинтересован в поставках из РФ не только профильного оборудования и саженцев для реализации долгосрочной программы лесоразведения, в том числе в Аральском бассейне, но также в поставках российских сырья и полуфабрикатов для лесопереработки-лесохимии. Всё это по понятным причинам выгодно обеим сторонам.

А, к примеру, в сфере АПК для обеих сторон востребовано внедрение инновационных технологий по переработке разнообразной сельхозпродукции, а для российской стороны – еще и увеличение поставок разнообразной узбекистанской и «совместной» сельхозпродукции в РФ. Что, помимо всех прочих взаимных выгод, способно скомпенсировать введенное в 2014 г. в РФ эмбарго на ввоз тех же товаров с Запада – по продукции продовольственного земледелия и продуктам ее переработки в целом на 30-35% (по объему).

Схожие взаимные выгоды очевидны и в торговом/инвестиционном партнерстве в химпроме, легпроме, машиностроении, да и во всех других отраслях. Так, ускоренная индустриализация узбекистанского легпрома с учетом весомого НИОКР-потенциала в этой отрасли обеих стран стимулирует партнерство и в этой сфере. В связи с чем, как отмечает президент Союзлегпрома Андрей Разбродин, «сегодня в качестве примера можно назвать текстильную промышленность Узбекистана. И надо сделать всё, чтобы интегрироваться с ней».

С учетом вышеупомянутых факторов нелишне выделить ряд уже согласованных и/или реализуемых совместных проектов. Скажем, это проект «РусГидро» и «Узбекгидроэнерго» по строительству Муллалакской ГЭС в 240 МВт и Верхнепсемской ГЭС в 200 МВт на реке Псем в Ташкентской области. А «пионер» в этой сфере партнерства — российское АО «Силовые машины», которое в 2012 г. заключило и в 2016 году успешно выполнило договор о модернизации Чарвакской ГЭС в Ташкентской области – наиболее мощной (620 МВт) ГЭС в Чирчик-Бозсуйском каскаде. В результате мощность ГЭС увеличилась на 45,5 МВт, что дало возможность дополнительно вырабатывать 120 млн квт-ч в год.

В 2018-м АО «Силовые машины» подписало с Минэнерго Узбекистана договор о модернизации Сырдарьинской теплоэлектростанции (на юго-востоке страны) – крупнейшей в Центральной Азии. Реализация проекта завершится к 2022 г.: мощность станции возрастет с 1800 до 2000 МВт. Та же российская компания ведет с 2019 г. модернизацию крупной узбекистано-таджикистанской Фархадской ГЭС.

«Росатом» в мае 2019 г. подписал с Агентством по развитию атомной энергетики Узбекистана («Узатом») контракт об участии в сооружении первой в стране АЭС – в Джизакской области (центральный регион Узбекистана). Реализация проекта стартует не позже середины 2020-го.

Навоийский горно-металлургический комбинат (центральный регион страны) в текущем году планирует привлечь кредиты Сбербанка и ВТБ почти в 4 млрд долл. (в целом) на программу модернизации, согласно решению Ш. Мирзиёева (январь с. г.). Программа рассчитана на срок до 2026 г. включительно и позволит на треть повысить многопрофильные мощности комбината и создать там 31 тыс. новых постоянных рабочих мест.

По данным «Узбекнефтегаза» (июль 2019 г.), «Россия остаётся вторым крупным импортером природного газа из Узбекистана» (после КНР). Поставки в 2020 г. составят 4 млрд кубометров: они используются для обеспечения пикового (максимального) газопотребления на Южном Урале и частично в Поволжье.

В конце февраля 2019 г. министр энергетики Казахстана Канат Бозумбаев заявил, что «в соответствии с запросом Узбекистана, в России рассматривают вопрос поставки нефти (по действующему нефтепроводу через Казахстан. – Ред.) в Узбекистан в 1 млн тонн в год». Второй вариант – это «поставки из РФ до 3 млн. тонн ежегодно». По ряду данных, вопросы по этим поставкам планируется решить во втором квартале с. г.

Очевидно, что всё более активные экономические взаимосвязи между Россией и Узбекистаном имеют также важную геополитическую значимость для обеих стран. А это соответствует укреплению позиций ЕАЭС в регионе. И тем более отвечает курсу на российско-узбекистанское стратегическое партнерство, провозглашенное главами обоих государств еще в 2004 г.


Содружество интеграций


Старая версия сайта (Архив)