Ученые Союзного государства создадут орбитальный буксир, раскроют правду о стволовых клетках и синтезируют новые полимеры


4 Апр 2020
Источник: soyuz.by

Ученые Союзного государства создадут орбитальный буксир, раскроют правду о стволовых клетках и синтезируют новые полимеры. Об этом заместитель Госсекретаря Союзного государства Алексей Кубрин рассказал в последней, пятой части большого интервью, приуроченного ко Дню единения народов Беларуси и России.

В четвертой части интервью Алексей Александрович рассказал о концепциях союзных программ, которые, возможно, станут действующими уже в ближайшем будущем. Но почему среди них нет исследований в гуманитарных сферах. Неужели истории, философии, литературе в Союзном государстве уделяется меньше внимания, чем технике и микроэлектронике?

- Алексей Александрович, все, о чем мы говорили, - это технические разработки. Почему гуманитарные направления не попадают в программы?

- Почему же не попадают? Вот, пожалуйста, среди концепций программ есть, например, такая: «Этнокультурный ландшафт белорусско-российского пограничья в начале XXI века». В рамках этой программы, если она, конечно, состоится, пройдут полевые исследования и будет подготовлена монография. Заказчики — Минобрнауки России и НАН Беларуси.

Впрочем, вы правы, эта концепция - наверное, исключение из правила. К нам крайне редко приходят с проектами гуманитарных союзных программ. Обычно речь идет о каких-то мероприятиях, которые в программы не вырастают. Они так и остаются мероприятиями – это более простая форма активности. Взаимодействие вузов, школ, культурные, исторические мероприятия: кадетские смены в лагерях, - подобных мероприятий у нас очень много.

Чтобы запустить программу, необходимо, чтобы впереди была какая-то великая цель. Союзная программа - это когда приходит человек и говорит: нужно сделать вот что-то, что очень важно. «Я знаю, как сделать, нужен только ваш административный ресурс», - говорит человек. В гуманитарной области таких предложений практически не бывает. Чаще приходят и говорят: «Сделайте нам, чтоб было красиво». Но это не программа, это точно не к нам.

- А что к вам? Я в том смысле, что давайте продолжим про программы будущего...

- Среди концепций программ есть и космические. Мы уже говорили о тех, что реализованы и реализуются. Но неплохо бы и в будущее заглянуть. Вот, например, мы много говорим о спутниках дистанционного зондирования Земли. Потому что у нас их катастрофически мало. Орбитальная группировка не выдерживает критики, ведь снимать информацию с поверхности планеты нужно в реальном времени, а мы это делаем с огромным запозданием.

В зарубежных системах группировка составляет 24-36 космических аппаратов. Они реально снимают то, что происходит, информация быстро обрабатывается, на ее основе быстро принимаются решения. 5-6 спутников, как у нас, обеспечить это не в состоянии. Учитывая скорость развития техногенных и других катастроф, от момента получения первой информации до подтверждения и анализа проходит столько времени, что спасать уже нечего.

В то же время нельзя объять необъятное. Мы не можем сразу запустить 20 аппаратов — нужно вложить гигантские средства в разработку и спутников, и носителей, которые выводят спутники на орбиту. Представляете, сколько нужно носителей!

Необходимы новые технологии, которые подразумевают создание более легких спутников с долговременным ресурсом работы. Желательно, чтобы спутник летал лет 10, а не требовал замены каждые два года.

Теоретически мы можем создавать спутники весом всего 100-120 килограммов, они будут обеспечивать и необходимое разрешение, и качество, и скорость передачи информации. Это вам не двухтонная махина, если мы создадим легкие спутники, то сможем за один-два запуска обеспечить половину или треть группировки. Правда, понадобится орбитальный буксир, который разведет спутники в разные точки, но это уже дело техники. Сейчас Роскосмос вместе с Академией наук Беларуси прорабатывает нюансы этой технологии. А мы обсуждаем возможность создания необходимой программы.

- Это будет отдельная программа, а не часть тех, что были и о которых вы уже рассказывали?

- Нет, это отдельное направление. И в то же время продолжение того, что уже было сделано.

Идем дальше. Следующая перспективная программа — «Безопасность-СГ». «Разработка технических средств предупреждения природных и техногенных катастроф, обеспечение экологических и других видов безопасности на основе инновационных технологий радиоэлектроники, микросистемотехники двойного назначения».

«Безопасность-СГ» касается электронных компонентов, микросистемной техники. Мы надеемся получить технологии и опытные образцы, на базе которых будет строиться вся система обеспечения. В первую очередь мы говорим о «железе», но именно об опытно-конструкторском "железе". Естественно, это «железо» не может работать без соответствующего программного и энергетического обеспечения.

- Мы пока мало затрагивали медицинский сегмент. Что здесь может быть в перспективе?

- Ну, почему же, о «Спинальных системах» мы говорили, программа реализуется. Среди концепций программ есть две из области здравоохранения. Первая - «Стволовые клетки». «Создание новых биомедицинских клеточных продуктов, методов их применения и лечения заболеваний человека».

Многие наслышаны о чудесах стволовой медицины. Но мы также наслышаны и о том, что зачастую результаты использования стволовых клеток бывают разные. Где-то помогают, а где-то нет. Средства массовой информации часто находят какую-нибудь популярную фигуру, звезду, которая провела лечение стволовыми клетками, но что-то где-то не там выросло. И вот все начинают это обсуждать.

Поэтому концепция этой программы направлена на изучение новых технологий, связанных со стволовыми клетками, новых видов их использования. Чтобы они в первую очередь были высокоэффективными и качественными.

Вторая программа, связанная со здравоохранением, называется «Преодоление». Для понимания я тоже зачитаю полное название: «Разработка технологии обнаружения и преодоления устойчивости микроорганизмов к лекарственным средствам». О чем это? Вот мы сейчас говорим о коронавирусе. Основной стрессовый элемент — это тот факт, что имеющимися лекарственными препаратами воздействовать на новый вирус не удается. И поддержать иммунную систему якобы нельзя.

То есть ты принимаешь лекарство... Но организм выработал микроорганизмы, которые действие этого лекарства нейтрализуют. Ты можешь и антибиотики, и гормональные средства принимать, организм их отторгает, а болезнь развивается своим путем.

Концепция программы «Преодоление» направлена на то, чтобы разработать такие препараты и методики, которые позволят эти противодействующие микроорганизмы убрать, а лекарственному препарату дать «зеленый свет». И таким образом способствовать лечению заболевания.

- А есть среди программ те, которые, как вы рассказывали, могут перескочить три очереди и в прыжке занять место среди реализуемых?

- Да, я хотел рассказать о них в завершение. Одна из них называется «Компонент-Ф» и затрагивает область фотоники. Вы ведь знаете, что при передаче информации мир давно перешел на оптоволоконные кабели. И здесь не обойтись без изучения движения фотонов, квантов света. Они могут иметь свою текучесть, степень проникновения, другие свойства, от которых зависят и КПД, и скорость потоков, и передаваемая энергия.

Программа «Компонент-Ф» должна изучать технологии, которые поднимут фотонику на новый уровень. Это новые технологии в области оптоэлектроники и оптотехники, применяемой в медицине, светотехнике, солнечной энергетике и так далее.

Еще одна программа — наследник программ «Композит» и «Компомат». Она называется «Новопол», касается создания новых полимеров, которые должны стать основой материалов, которые будут использоваться практически во всех сферах деятельности.

К примеру, один из элементов программы «Новопол» - это кабельная продукция. Провода ведь используются и на улице, и в помещениях… И в Арктике, и в Африке. Мы с вами в средней полосе России в последнее время сталкиваемся с непредсказуемыми температурными явлениями. Лет 20-30 назад никому бы и в голову не пришло, что в Москве дневная температура может быть 40 градусов. Было тепло, жарко, но 30 градусов считалось чем-то запредельным. Но мы-то люди, мы выдержим. А вот провода могут и не выдержать.

Мы ведь не будем каждый квартал вешать или закапывать в землю новые провода. Если изоляция кабеля не выдерживает и лопается, то лопается и сам кабель. То есть мы должны создать кабель, который в широком температурном диапазоне сохраняет свои характеристики. Как говорят кабельщики, технология производства изоляции есть и в Беларуси, и в России. Но сырья, которое обеспечивало бы необходимые свойства, нет. И это лишь один из элементов программы. В конечном продукте крайне заинтересованы и «Россети», и «Ростелеком». Поэтому мы очень на эту программу рассчитываем.



Инновации и наука


Старая версия сайта (Архив)