Конференция по искусственному интеллекту


5 Дек 2020

Источник: kremlin.ru

AI Journey – серия мероприятий по искусственному интеллекту и анализу данных, проводимая ведущими российскими и международными компаниями, лидерами по разработке и применению технологий искусственного интеллекта. В этом году конференция проходит в онлайн-формате с 3 по 5 декабря.

* * *

Г.Греф: Уважаемые коллеги!

Хочу поприветствовать вас на главной дискуссии нашего второго дня конференции AI Journey, которая стала в этом году крупнейшей конференцией мира по количеству и качеству представленных участников.

В этом году конференция объединила более 28 тысяч участников из более чем 90 стран мира. И сегодня нам посчастливилось собрать двух уважаемых глав государств для обсуждения очень важной и актуальной для всех темы: мы будем говорить о развитии искусственного интеллекта, и будем говорить об этом на уровне лидеров двух стран. Не могу не заметить, что их участие демонстрирует приоритетность развития этой технологии для каждого из них. Позвольте мне представить: сегодня рядом со мной в студии Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, и только что онлайн к нам подключился Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Кемелевич Токаев. Приветствую Вас, господин Президент.

И с нами на связи сегодня в студии кибербезопасности «Сбера» находятся наши коллеги, участники нашей дискуссии. Хочу сказать, что выбор студии кибербезопасности был неслучаен в силу того, что как раз с точки зрения защиты данных клиентов в основном используются технологии искусственного интеллекта, и работа его основана на самых современных технологиях. В дискуссии примут участие наши эксперты, которых я представлю чуть позже.

И ещё один наш участник – это виртуальный ассистент по имени Афина, она говорит голосом телеведущей Анастасии Чернобровиной и будет анализировать взаимодействие с нашими уважаемыми участниками и будет давать нам некоторую аналитику, может быть, иногда даже вступать в дискуссию с вопросами.

Я первый вопрос хотел бы задать Владимиру Владимировичу Путину.

Уважаемый Владимир Владимирович, искусственный интеллект сегодня все называют главной технологией XXI века. Одни говорят, что это новые возможности, которые поменяют качество жизни человека, образования, медицины, позволят радикальным образом повысить производительность труда практически во всех отраслях экономики. С другой стороны, люди говорят о том, что это технология, которая приведёт к тому, что люди начнут терять рабочие места, что каждый наш шаг будут контролировать машины и вообще возможно в конечном итоге фантастическое восстание машин. Как Вы считаете, искусственный интеллект – это скорее друг или враг? Насколько обоснованы эти страхи и как направить развитие этой мощнейшей технологии, которую сегодня все называют главной технологией XXI века, во благо людям? Какова Ваша позиция по этим вопросам?

В.Путин: Искусственный интеллект – это, безусловно, основа очередного рывка вперёд всего человечества в своем развитии. Это так называемые сквозные технологии, которые, как Вы только что сказали, пропитывают и будут пропитывать все сферы нашей жизни: производство, социальную сферу, науку и даже культуру – всё это будет сочетаться между собой.

Возможно ли восстание машин? Мы с вами знаем и сегодня наверняка будем говорить об этом: когда мы говорим не просто об искусственном интеллекте, а когда мы говорим о сильном интеллекте, имеется в виду, что машины будут самообучаться. Вы сказали, что есть опасения, что они будут контролировать людей, но люди будут контролировать эти машины – это первое.

Второе: есть ли в этой связи какие-то опасности и риски? Да, есть. Всем хорошо известно, какую роль в жизни современного человека и человечества играет интернет. Там тоже есть риски, но на интернет должны распространяться все те же правила, которые применяются и применялись до сих пор, имею в виду прежде всего нормативную базу и моральные и этические нормы, которые всё человечество выработало на протяжении тысячелетий. Да, это новая сфера, новый вид деятельности, новые системы, интернет имею в виду, но и там они должны применяться в таком же объёме, как в других сферах.

То же самое касается и искусственного интеллекта. От человека зависит, насколько аккуратно он будет распоряжаться этими возможностями. Так же как от человека зависит использование ядерной энергии, других достижений, которые используются в том числе в военной сфере. Поэтому я думаю, что мы должны иметь в виду эти риски и, подумав заранее, купировать.

Г.Греф: Владимир Владимирович, тогда позвольте предоставить Вам слово.

В.Путин: С удовольствием.

Уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич! Уважаемый Герман Оскарович!

Рад приветствовать вас на нашей встрече.

Она становится уже традиционной: год назад мы тоже по инициативе «Сбербанка» и Германа Оскаровича такую встречу проводили в Москве.

Она посвящена сегодня искусственному интеллекту, и очевидно, что это уже целое явление в нашей жизни, сейчас только мы об этом сказали, и относится ко всему, ко всем сферам. Нам нужно со всей ответственностью подойти к тем вопросам, которые мы начали обсуждать, начиная с первого вопроса Германа Оскаровича, с пониманием того, что это рубеж в жизни цивилизации и в международном сотрудничестве.

Искусственный интеллект никогда не заменит человека. Поэтому я и сказал, что, да, искусственный интеллект, машины будут контролировать человека в значительной степени, так же как и многие другие современные технические средства, но человек должен в конечном итоге контролировать эти машины.

Тем не менее, безусловно, он становится и верным помощником, открывающим новые горизонты для реализации целого ряда задач, которые перед человечеством стоят, – в том случае, конечно, если мы правильно распорядимся этими колоссальными ресурсами, это пойдёт на пользу человечеству.

Мы должны так выстроить с ним отношения, чтобы прорывные технологии помогли нам добиться наших национальных целей, если говорить о нашей стране, преобразить Россию и укрепить её позиции в мире, а значит, прежде всего повысить благополучие и качество жизни наших граждан.

Что именно мы будем делать для эффективного, безопасного применения прорывных технологий – с удовольствием, конечно, поделюсь своими соображениями. Сегодня мы как раз для этого и собрались.

Безусловно, эта работа становится всё более масштабной, более востребованной в мире. А площадка, на которой мы с вами собрались, тоже становится традиционной площадкой для обмена идеями, содержательным опытом в области искусственного интеллекта, собирает настоящих первопроходцев из разных стран мира. Наверное, сегодня у нас тоже будут присутствовать ваши коллеги из-за рубежа.

То, что Президент Токаев сегодня присутствует на нашей встрече, мне кажется, тоже говорит о многом. И мне очень приятно, кстати говоря, что именно глава Казахстана присоединился к нашей работе, потому что Казахстан – один из самых наших ближайших союзников.

Почти год назад мы с вами подробно обсуждали перспективы развития искусственного интеллекта. Тогда многие, прямо скажем, воспринимали некоторые разработки как нечто отдалённое и даже полуфантастическое. Даже год назад это было ещё, но уже весной этого года, когда нагрузка на систему здравоохранения кратно возросла в связи с пандемией коронавирусной инфекции, алгоритмы искусственного интеллекта, безусловно, помогали и помогают нашим врачам быстро определить опасную болезнь, с достаточно высокой точностью анализировать результаты исследований и, что не менее важно, позволили значительно увеличить качество и объёмы диагностики. В следующем году планируем, что такие технологии будет применять уже десятая часть всех медицинских учреждений Российской Федерации.

Хотел бы подчеркнуть: скорость технологических изменений увеличилась в разы – совершенно очевидная вещь. Всего за несколько месяцев наша страна и весь мир прошли путь, который мог занять ранее годы, а может быть, даже десятилетия. На наших глазах технологии искусственного интеллекта, анализа больших данных меняют повседневные привычки, весь уклад жизни людей, открывают путь к яркому успеху компаний, конкретных людей, которые занимаются передовыми бизнес-моделями. И для всех, кто стремится к обновлению, к движению вперёд, это становится новыми возможностями, новыми инструментами достижения успеха.

Невозможно, безусловно, отвергать, отрицать прогресс. Этого никогда не было и никогда не будет. Он необратим. Нужно научиться управлять искусственным интеллектом. Когда я говорил о том, что люди будут контролировать машины, я именно это имел в виду. Необходимо подчинить себе одну из величайших технологий, когда-либо созданных человечеством, и для этого нам нужно самим быть смелыми, компетентными и смотреть в будущее.

Каждому из нас – и государству, обществу, бизнесу, конкретному человеку – необходимо соответствовать впечатляющей динамике перемен, осваивать новые знания и технологии, быстрее, решительнее идти в новую эру. И Сбербанк здесь демонстрирует хороший пример того, как нужно работать в высокотехнологичной сфере.

(Обращаясь к Г.Грефу.) Сбер создал новую цифровую платформу, так называемую экосистему, – мы с Вами об этом говорили ещё несколько лет назад, и вы активно к этому двигаетесь, это здорово, это действительно впечатляет, – систему, где гражданин может получить не только банковские, но и самый широкий спектр услуг: вызвать такси, заказать продукты, купить товары, найти нужную информацию, и всё это можно сделать нажатием одной кнопки или просто произнеся голосовую команду.

При этом, Герман Оскарович, просил бы Вас не забывать, что банк был создан ещё в 1841 году. Создатели банка, сберкасс тогда, конечно, не могли даже в самых смелых фантазиях представить, что такое возможно. Но всё-таки нужно не забывать, что Сбер хоть и экосистема, но это банк в первую очередь, и требования Центрального банка к финансовому учреждению должны соблюдаться.

Вместе с тем хочу с гордостью сказать, что в нашей стране немало компаний, которые делают то, о чём мы совсем недавно только мечтали, без всякого сомнения. По улицам некоторых городов уже у нас – пока в тестовом режиме, но тем не менее ездят беспилотные автомобили. В наши внутренние воды уже входят морские корабли, которые могут работать без капитана и команды. Мы и сами создаём беспилотные морские суда, в том числе в подводном варианте, в данном случае в сфере обороны. А в 15 регионах в самом прямом смысле в полевых условиях испытываются комбайны с системами автономного управления.

И главное – наши разработки в сфере искусственного интеллекта основаны на отечественных научных, технологических заделах, причём мирового уровня. Причём они создаются не только в вузах и научных институтах. Так, среди частных компаний «Яндекс» занимает одно из первых мест в мире по исследованиям в области искусственного интеллекта, они входят, по-моему, в топ-5.

Хотел бы подчеркнуть: надо смело вести научный поиск там, где перспективы исследования пока ещё неосязаемы. Приходится действовать подчас и наощупь, это я прекрасно понимаю. И таким направлением является – то, о чём я уже упоминал, – сильный искусственный интеллект, самообучающийся, когда машина сама будет решать любые задачи лучше человека, самообучаться, постоянно развиваться. Именно здесь возможны невероятные открытия и технологические прорывы.

Отмечу также, что на юге России, в Имеретинской долине, уже формируется один из центров исследований в области искусственного интеллекта, что, конечно же, предполагает удобные условия для работы специалистов, особые правовые и нормативные базовые условия для изобретения технологий будущего. И для этого впервые, в соответствии с новыми положениями Конституции России, здесь будет создана федеральная территория. Её сердцем, местом притяжения талантливой молодёжи станет центр «Сириус», в котором, насколько мне известно, Сбер тоже готов, я Вас просил об этом, знаю, что Вы готовы здесь тоже запустить конкретные проекты.

Г.Греф: Да.

В.Путин: Сделаем это?

Г.Греф: Абсолютно.

В.Путин: Спасибо.

Дорогие друзья!

Время задаёт нам не только темп перемен. Наши цели также должны соответствовать невиданному прежде масштабу, содержанию и скорости технологического развития. В наступающее десятилетие нам предстоит провести цифровую трансформацию всей страны, всей России, повсеместно внедрить технологии искусственного интеллекта, анализа больших данных. В реализации наших замыслов мы должны опираться на суверенные технологические заделы, я уже об этом упоминал, нужно использовать разработки отечественных инновационных компаний и стартапов, наших математических школ.

Для технологических и научных находок, для их продукции создаётся громадный рынок (нам нужно развивать внутренний рынок обязательно), масштабный спрос со стороны отраслей экономики и социальной сферы. Причём миллиарды рублей будут направлены только на цифровую трансформацию государственного управления и перевод в электронный формат фактически всех государственных услуг. Большинство из них будут оказываться автоматически, по факту возникновения жизненной ситуации у человека, в так называемом проактивном режиме.

Например, если в семье рождается ребёнок, то алгоритмы системы сами оформят необходимые справки и документы, в том числе на выдачу, кстати говоря, и материнского капитала.

Именно так механизм госуслуг должен работать в современном мире. В короткие сроки мы должны его запустить, по сути, создать экосистему государства, удобную, комфортную для использования гражданами, безопасную, конечно, с точки зрения защиты персональных данных. Об этом наверняка сегодня ещё будет немало сказано.

Отмечу, что одним из лидеров создания цифровых сервисов для взаимодействия государства с гражданами является наша столица – Москва. Что касается готовности к внедрению технологий искусственного интеллекта, в том числе городской инфраструктуры, столица среди десяти крупнейших мегаполисов мира. Я думаю, что очень многих опережает, а по уровню образования и исследований занимает второе место в мире. Надо посмотреть ещё, кому досталось первое.

Алгоритмы искусственного интеллекта в Москве применяются в здравоохранении и образовании, в сфере безопасности и в формировании так называемого умного города. Причём многие технические решения значительно опережают развитие нормативно-правовой базы на уровне всей страны.

Хотел бы повторить: практического опыта правоприменения передовых технологий пока ещё, конечно, недостаточно. Здесь много очень чувствительных вопросов, но мы, конечно, не должны, не можем и не будем стоять на месте. Нужно идти вперёд, правда, аккуратно, но вместе с тем твёрдо и последовательно.

И в этой связи хотел бы обозначить решения, которые назрели и которые нужно принимать в ближайшее время. В этой связи прошу Правительство оперативно внести в парламент проекты законов, которые позволяют вводить экспериментальные правовые режимы для использования технологий искусственного интеллекта в отдельных отраслях экономики и социальной сферы.

Второе. Уже в ближайшее время Правительству необходимо утвердить стратегии цифровой трансформации десяти ключевых отраслей отечественной экономики и социальной сферы с практическими мерами по внедрению в их работу алгоритмов искусственного интеллекта, чтобы они стали надёжными помощниками врачей, преображали наши города, широко применялись в коммунальном хозяйстве, на транспорте, в промышленности.

Это всё должно отразиться на качестве жизни людей. Я прошу Правительство в постоянном режиме смотреть, какие результаты достигаются по всем этим направлениям, своевременно устранять возникающие преграды и барьеры. Я говорю о возникающих, но ещё нужно устранить те, которые есть и будут возникать. На них тоже нужно обращать внимание.

Подчеркну, программы цифровой трансформации и внедрения искусственного интеллекта надо обязательно принимать и на региональном уровне тоже, в разрезе конкретных отраслей, чтобы в полной мере использовать возможности прорывных технологий для мощного пространственного развития нашей страны. Думаю, что мы с губернаторами обязательно отдельно соберёмся, встретимся и по всем этим вопросам поговорим.

Третье. Уже в I квартале следующего года необходимо внести в парламент проект закона, который позволит открыть конкурентный доступ разработчиков нейросетей к большим данным, в том числе к государственным массивам этих данных, которые являются настоящей питательной средой для развития технологий искусственного интеллекта по целому ряду направлений. При этом необходимо исключить, конечно, я об этом неоднократно говорил, ещё раз повторю, любые риски для утечки персональной информации, персональных данных, обеспечить безусловное соблюдение прав граждан.

Четвёртое. Сегодня абсолютно правильная стратегия: с помощью передовых разработок, в том числе анализа больших данных, повышать эффективность производственных и управленческих процессов. Такие начинания в российских компаниях надо, безусловно, поддерживать. Я знаю, что в Правительстве уже готовятся предложения по созданию действенных стимулов для привлечения частных инвестиций в отечественные технологии искусственного интеллекта и программные продукты, что должно, безусловно, способствовать не только технологическому обновлению традиционных отраслей, но и росту IT-индустрии в целом.

Напомню, что мы поставили перед собой стратегическую задачу – за десятилетие в четыре раза увеличить инвестиции в российские программные решения. Отмечу также, что со следующего года для IT-отрасли бессрочно снижаются страховые взносы, очень существенно снижаются.

Мы долго в Правительстве это обсуждали, но приняли абсолютно правильное решение по двум компонентам: страховые взносы снизили с 14 до 7,6 процента и снизили налог на прибыль, революционно, считаю, снизили – с 20 до 3 процентов. Мы постоянно будем смотреть, какие ещё меры содействия необходимы, чтобы развитие цифровых технологий и искусственного интеллекта именно у нас, в России, было глобально конкурентоспособно.

Дорогие друзья! Я повторю, скорость технологий, технологического развития растёт, растёт по экспоненте, потому и всей нашей системе образования, сейчас я о ней хочу сказать несколько слов, безусловно, сохраняя лучшие традиции отечественного образования, нужно наращивать темпы перемен, необходимые перемены нужно обязательно осуществлять. Прежде всего настоящими флагманами, источниками самых передовых знаний и открытий призваны стать наши университеты, профильные вузы и факультеты, где студенты изучают математику, компьютерные науки, технологии больших данных и информационную безопасность. Содержание и методы преподавания этих важнейших для создания алгоритмов искусственного интеллекта дисциплин нужно существенно обновить, причём сделать это нужно уже к началу следующего учебного года. Это первое.

Второе. Полагаю, что учебные курсы, модули по искусственному интеллекту и анализу больших данных следует включить в образовательные программы, причём по всем областям профессиональной деятельности. А что это значит? Это значит, что уже со следующего учебного года такие технологии в обязательном порядке должны начать изучать будущие врачи, учителя, агрономы, юристы, работники промышленности, связи и транспортной сферы и, безусловно, будущие управленцы. То есть студенты, которые собираются работать в наших регионах и муниципалитетах, во властных структурах должны будут лично продвигать повестку цифрового развития.

И конечно, мы должны думать о подрастающем поколении, о наших самых маленьких гражданах. Без прочных знаний математики сегодняшним школьникам точно не обойтись. Она действительно является «настоящей царицей наук», как в XVIII–XIX веке сказал один из замечательных немецких учёных. Её язык, законы универсальны. И в условиях стремительного развития технологий они понадобятся буквально каждому человеку для решения самых разнообразных задач.

Отмечу, мы немало сделали для укрепления профильного математического образования в школах. Но когда я встречаюсь с профессионалами, они говорят: недостаточно. Наверное, они правы. Давайте скажем прямо, базовый уровень математики сегодня уже недостаточен.

Что касается курса информатики, то школьники всё ещё изучают языки, элементы программирования, которые применялись даже в прошлом веке. Нужно значительно расширить существующие рамки преподавания информатики, чтобы дети буквально со школьной скамьи учились запускать собственные стартапы, использовали передовые технологии в разных областях жизни, приобретали не только цифровые навыки, но и так называемые soft skills – умели работать в команде, творчески мыслить, самостоятельно принимать решения. Мы на площадке «Сириуса» многократно об этом уже говорили.

Отмечу также, что эффективными помощниками учителей, преподавателей и профессоров уже стали телекоммуникационные технологии, а также созданные ведущими отечественными технологическими компаниями цифровые учебные платформы. Знаю, Сбербанк тоже создаёт такую цифровую платформу, собственно, он её создал и работает в её рамках.

В непростой период вынужденных ограничений, совсем недавно мы это проходили, он ещё продолжается, к сожалению, в известных формах и рамках, но в этих условиях, связанных с пандемией, эти технологии, безусловно, помогли и помогают педагогам сохранить непосредственную связь с учениками, со студентами, и, безусловно, в целом значительно будут расширять и дальше образовательное пространство.

И этим опытом мы должны воспользоваться, этими возможностями, и должны этим пользоваться в дальнейшем. Не было бы, как я уже недавно сказал, счастья, да несчастье помогло, – вот эта пандемия подтолкнула нас к развитию этих технологий. Кстати говоря, то, что было наработано в предыдущие годы, тут оказалось востребовано. Если бы не было того, что мы сделали в предыдущие годы, не было бы достаточно успешного перехода на онлайн-работу вузов и школ.

Наращивая цифровой потенциал наших школ и университетов, мы будем думать о будущем, мы будем заниматься будущим и сейчас. Здесь хотел бы подчеркнуть, что, чтобы быть лидерами в сфере искусственного интеллекта, нужно быть лидерами и в сфере школьного и даже дошкольного образования. Хотя некоторые специалисты говорят, что дошкольного образования нет и не должно быть, там должно быть воспитание и подготовка к школе, но это не важно, как назвать. Важно, что запаковать в программу работы с детьми. Поэтому прошу коллег именно так формулировать задачи в сфере просвещения.

В этой связи поручаю Правительству принять конкретные решения по совершенствованию преподавания математики и информатики в школах, привлечь к этой работе наши международные математические центры, они у нас замечательные, потенциал их очень высокий, ведущие университеты и упоминавшийся здесь уже мною «Сириус». И конечно, лучшие российские физико-математические школы, которые по качеству подготовки учеников прочно занимают лидерские позиции в мире. Слава богу, ещё в советское время была создана по всей стране эта система, сеть физико-математических школ. Повторю, уважаемые коллеги, жду от вас продуманных предложений и практических действий в этом направлении.

Дорогие друзья! Наша страна на разных этапах успешно решала очень амбициозные задачи технологического и пространственного развития: строила железные дороги уникальными темпами на рубеже XIX и XX веков, проводила электрификацию в 20–30-х годах прошлого столетия, как пример комплексного развития экономики, основанного ещё на наработках русской дореволюционной инженерной и научной школы.

Но наши планы повсеместного внедрения искусственного интеллекта, цифровой трансформации по глубине изменений во всех сферах, аналогов, безусловно, не имеют. Нет таких аналогов. Собственно говоря, их и нигде нет и нигде не было. Они действительно затронут каждого человека, каждую семью, каждую отрасль экономики и социальной сферы, каждую организацию и предприятие. И каждый уровень власти, каждый уровень управления, всю систему государственного управления.

На создание и внедрение технологий мы направляем серьёзные ресурсы – и финансовые, и административные. Речь здесь не про то, чтобы освоить эти средства, закупить статусные гаджеты или другую бытовую технику. Искусственный интеллект – это не так называемый модный хайп, не престижные веяния, которые завтра или послезавтра вообще выветрятся, пройдут. Нет, этого не случится. Мировая история знает немало случаев, когда крупные глобальные корпорации и даже страны буквально проспали технологический рывок и были в одночасье сметены с исторической сцены. Я сейчас не буду приводить эти печальные для этих стран и народов примеры. Их много. А мы должны помнить об этом.

Хочу, чтобы меня услышали сейчас все мои коллеги в министерствах, в ведомствах, регионах Российской Федерации, в наших госкомпаниях, руководители научных институтов, ректоры вузов и университетов: нам предстоит взяться за вопросы принципиально нового уровня сложности. Это непростой экзамен для многих на способность отказаться от ветхих представлений, шаблонов и стереотипов, на готовность меняться, самим учиться и вести за собой.

Но для сильных, смелых, современных управленцев, предпринимателей, инженеров технологическая трансформация – это вдохновляющий вызов. Он действительно по-новому раскрывает, даёт возможность раскрыться личным профессиональным качествам, выполнить свою миссию, расширяет пространство для реализации проектов и настоящего, и будущего России.

Всё, что мы с вами делаем, подчинено главной цели – технологическое развитие и его величайшие достижения должны обеспечить благосостояние и повышение доходов и качества жизни каждой семьи. Для человека, который не занимается, не живёт этим, не совсем даже понятно, что там может произойти, но мы с вами знаем это и должны над этим работать, чтобы каждый человек при этом был востребован, мог трудиться, вести своё дело.

Кстати, Герман Оскарович задал мне вопрос: а вот будут высвобождаться рабочие места. Но так было всегда, во все технологические революции. Всегда так было. Нам не нужно устраивать здесь забастовки, как в Средние века в Англии устраивали, нам нужно подумать заранее о том, как занять людей, как их переобучить, как подготовить к новым реалиям. А бизнесмены должны научиться в новых реалиях вести своё дело, получать новые компетенции и профессии. Чтобы дети, наше подрастающее поколение прошли с этим через весь XXI век, чтобы они состоялись в жизни, были счастливыми.

Словом, нам с вами надо использовать все безграничные возможности, которые открывает прогресс, чтобы построить независимую, свободную, безопасную, комфортную для жизни страну в новых абсолютно условиях, где искусственный интеллект стоит на службе человека, помогает ему добиваться высоких целей. Я уверен, что именно так и будет, уверен в этом.

Благодарю вас за внимание, уважаемые коллеги. И, перед тем как Герман Оскарович предоставит слово всем остальным участникам нашей сегодняшней встречи и дискуссии, я бы с удовольствием хотел бы предоставить слово Президенту Республики Казахстан и попросил бы Касым-Жомарта Кемелевича высказать своё отношение к той важнейшей теме, которую мы сегодня все вместе обсуждаем.

Касым-Жомарт Кемелевич, пожалуйста.

К.-Ж.Токаев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Герман Оскарович! Участники конференции!

Благодарю Вас за приглашение принять участие в сегодняшнем мероприятии. Оно началось очень интересно. С большим вниманием я прослушал выступление уважаемого Президента России. Оно было и познавательным, и полезным с точки зрения извлечения целого ряда выводов. Полагаю, что это выступление имеет практическое значение не только для Правительства Казахстана, но и для правительств целого ряда стран.

По сути, мы уже живём в эпоху искусственного интеллекта, машинного обучения и нейронных сетей. Причём речь идёт обо всех направлениях деятельности человека: экономика, безопасность, медицина и даже политика. Другими словами, искусственный интеллект стал обыденностью для людей. На фоне пандемии COVID-19 эти изменения ощутили даже обычные люди, которым по своему роду деятельности не нужно проводить системный анализ и которые не являются специалистами в сфере IT-технологий, цифровых технологий.

Большинство сфер в основе своего стремительного развития имеют искусственный интеллект. Это и автономный транспорт, системы безопасности, инженерия, проектирование, научные исследования, медицина. Это новый мир, в который нас неумолимо и быстро ведут новые технологии. Каким он будет, этот мир, прекрасным или пугающим, и какое будущее мы оставим нашим будущим поколениям, зависит от наших общих усилий – усилий инженеров, IT-специалистов, экономистов и, что очень важно, политиков.

Сегодня успешные бизнес-модели уже строятся на эффективном использовании искусственного интеллекта и анализа больших данных от технологичных корпораций, Facebook, «Яндекс» (кстати, с «Яндекс» у нас очень прочные деловые активные контакты, а также TikTok) до целых государств: Сингапур, Объединённые Арабские Эмираты и другие аналогичные государства.

Например, сегодня, в год коронавирусной инфекции, искусственный интеллект определяет по снимкам, ставит соответствующие диагнозы, другими словами, спасает жизни людей. Есть прогноз, согласно которому применение искусственного интеллекта позволит определять следующие волны заболеваний опасными инфекциями за 18 месяцев вперёд, что даёт значительное время для подготовки к данной опасной ситуации.

По прогнозам аналитиков, в частности компании McKinsey, через десять лет вклад в глобальную экономику от внедрения и применения искусственного интеллекта достигнет порядка 13 триллионов долларов. Чтобы понять масштаб этой цифры, другими словами, в мире появляется рынок, превышающий по размерам вторую экономику мира – Китай.

К 2025 году на планете будет насчитываться более 40 миллиардов интеллектуальных устройств. Они будут развиваться в качестве личных помощников, и 90 процентов интеллектуальных устройств будут обладать умными функциями с элементами искусственного интеллекта. Лидерами становятся компании, которые осознали грядущие перемены и начали развивать искусственный интеллект. В этом плане я с Вами, Владимир Владимирович, согласен. Действительно, отставание в этой сфере может привести к очень тяжёлым последствиям для судеб целого ряда государств. Именно поэтому я с большим удовольствием принял приглашение принять участие в данном форуме, поскольку понимаю, что дискуссия, выводы, которые будут высказываться в ходе этого форума, в ходе этой конференции, будут, естественно, очень полезны для Казахстана.

Пару недель назад мы ознакомились с достижениями Сбера, или Сбербанка. Герман Оскарович Греф в Нурсултане продемонстрировал путь, который прошла компания, чтобы стать клиентоориентированным, технологически продвинутым поставщиком финансовых и иных услуг. Мы настроены на эффективное сотрудничество со Сбером по самым разным направлениям, включая облачные технологии.

У нас есть свой пионер – казахстанская технологическая компания Kaspi, которая на протяжении последних лет трансформировала свой бизнес из традиционного банка в IT-компанию или финтех-компанию. Чуть больше месяца назад Kaspi провела успешное IPO на Лондонской фондовой бирже. Рыночная капитализация этой компании составила 6,5 миллиарда долларов. Таким образом, Kaspi Bank стала одной из самых дорогих казахстанских компаний за весь период размещений на фоне традиционных для нашей страны компаний сырьевой направленности.

Владимир Владимирович, я знаю, что в прошлом году Вы утвердили Национальную стратегию развития искусственного интеллекта до 2030 года. Мы также определили развитие технологий искусственного интеллекта и анализа больших данных в качестве одного из основных приоритетов своего развития. Казахстану, как и многим географически большим государствам, важно минимизировать цифровое неравенство внутри страны. И здесь важным становится цифровая агломерация, которая должна произойти быстрее и быть более эффективной, чем физическая. Особенно чётко это показал период пандемии.

Около двух лет назад мы создали Министерство цифрового развития, была принята государственная программа «Цифровой Казахстан». Многие её наработки помогли нам в период пандемии, к примеру, в вопросах предоставления дистанционных государственных услуг, дистанционной идентификации и открытия счетов, для выдачи социальных пособий.

В разгар пандемии и карантина перед нами встала довольно сложная задача – помочь 4600 тысячам граждан. Это половина трудоспособного населения страны.

И конечно же, цифровые решения были крайне востребованными в вопросах дистанционного образования. Я не могу сказать, что эти решения были идеальными, но зато у нас теперь есть чёткое понимание сути и параметров задач.

Понятно, что в основе цифры лежит скоростной, надёжный, доступный интернет. Мы реализуем два масштабных проекта по проведению интернета в сёла. К концу этого года обеспечим покрытие скоростным интернетом 99 процентов населения нашей страны.

Нас также интересует применение этих технологий в улучшении системы государственного управления, повышении качества реализации государственных политик, в частности роль цифровизации и анализа больших данных в формировании эффективной реализации так называемой evidence-based policy.

Я думаю, что нам всем знакомы ситуации, когда приходится принимать решения, не имея актуальной, корректной информации о происходящем. В масштабе страны последствия таких решений подчас видны не сразу, но затем они всплывают на поверхность, и, конечно же, эти проблемы чреваты тяжелейшими последствиями для будущего страны и безопасности государства. Поэтому, безусловно, наличие данных в режиме реального времени, а также помощь машинного интеллекта в прогнозировании на основании неполной или не явной информации в корне изменит качество принимаемых решений.

В связи с этим мы активно ведём работу над внедрением концепции Data-Driven Government, внедряем новые подходы сбора и обработки большого массива данных в реальном времени. Практически всегда именно государство является основным держателем данных. Поэтому нам приходится пересматривать подходы по управлению ими, для того чтобы в итоге граждане и бизнес-сообщества получали выгоду в улучшении ежедневной жизни. Нам требуется планомерно выстраивать необходимую экосистему. На базе нашего ведущего вуза – Назарбаев Университета создан Институт умных систем и искусственного интеллекта. Университет совместно со Всемирным банком планирует создать национальный кластер искусственного интеллекта с собственной лабораторией, исследовательским центром обработки данных и научным парком по развитию искусственного интеллекта.

Сегодня имеется договорённость между Правительством Казахстана, Международным финансовым центром «Астана» и Всемирным экономическим форумом об открытии аффилированного Центра четвёртой промышленной революции на платформе и в юрисдикции Международного финансового центра. Данный центр объединит государственные структуры, бизнес и индустриальных партнёров Центральной Азии для развития регуляторных норм в сфере инновационных проектов. На базе финансового центра мы создаём «регуляторные песочницы».

Хочу ещё раз отметить, что применение новых технологий для нас не самоцель, а способ улучшения жизни граждан и бизнес-климата. Я вижу в цифровизации и развитии технологий искусственного интеллекта не дань моде, как Вы правильно сказали, это не хайп, а ключевой инструмент достижения национальной конкурентоспособности. Государство должно работать как машина, это верно, но по-настоящему слышащее государство и государственные служащие должны обладать эмпатией, чувством сопереживания и тратить больше ресурсов на взаимодействие с гражданами. Человекоцентричность – это наш основной принцип. И, как ни странно, автоматизация и искусственный интеллект помогают государству служить этому принципу.

В то же время я хотел бы обратить внимание на риски, которые нам следует учитывать при развитии и внедрении искусственного интеллекта. Прежде всего возникает вопрос безопасности и защиты персональных данных, об этом Вы, уважаемый Владимир Владимирович, тоже сказали. Сама работа искусственного интеллекта построена на сборе и анализе большого количества исходных данных. Львиная доля обрабатываемой информации является приватной.

Думаю, мы все солидарны в том, что развитие искусственного интеллекта не должно стать угрозой для личных свобод граждан. Следует искать золотую середину. Некоторым странам удалось найти баланс, успешно применяя искусственный интеллект и анализ персональных данных для обеспечения безопасности граждан в стране, не ограничивая их свобод.

Вместе с тем имеются и другие серьёзные угрозы, например использование искусственного интеллекта как оружия в конфликтах, геополитических противостояниях. Вызовы существующей архитектуры безопасности и контроля над вооружениями могут усугубляться противостоянием в кибертехнологиях и в области искусственного интеллекта.

Можно предположить, что отдельные страны, политические блоки и даже отдельные корпорации, владеющие высокоразвитыми технологиями искусственного интеллекта, могут начать претендовать на особый статус и диктовать другим странам свои условия. Если проводить аналогии, то в своё время обладание атомным оружием определило необходимость выстраивания абсолютно новой парадигмы системы обеспечения безопасности, основанной на паритете и взаимном сдерживании.

Сегодня развитие информационных технологий становится таким же глобальным вызовом. В то же время имеется очередной риск, теперь уже информационной гонки вооружений. Она будет способствовать оттягиванию на себя ресурсов, которые могли бы быть направлены на решение действительно насущных вопросов: борьбы с бедностью, изменением климата, развитием глобальной системы здравоохранения. Возможно, мировой политический истеблишмент должен подумать над принятием меморандума о неприменении технологий искусственного интеллекта во вред человеку и нарушение его прав. Такой документ станет своего рода морально-этическим пактом для человека и категорическим императивом для искусственного интеллекта и его разработчиков.

Возможно, сейчас эта задача выглядит утопической, а для кого-то наивной, но в конце концов когда-то, когда была создана Организация Объединённых Наций, была подготовлена и подписана Декларация о правах граждан, а до начала Второй мировой войны подобный документ также казался несбыточным и фантастическим. Нашей задачей является создание мер для недопущения негативного влияния подобного рода. Но как бы парадоксально это ни звучало, успех новой эры будет зависеть от того уровня человечности, который мы заложим в новые технологии.

Мыслительные процессы машин и роботов должны развиваться исключительно в конструктивном направлении, быть свободными от идеи уничтожения, деструктивизма. Искусственный интеллект – это тот инструмент, который при его верном применении позволит всем нам развиваться более сбалансированно, более гармонично. Надеюсь, сегодняшняя конференция позволит приблизиться к этой цели.

Я благодарю вас за внимание.

Г.Греф: Большое спасибо, Касым-Жомарт Кемелевич. Было очень интересно услышать Вашу точку зрения на то, как и в каком направлении будет развиваться Казахстан с точки зрения цифровых сервисов. И было очень интересно услышать Вашу точку зрения о том, как новые технологии, искусственный интеллект повлияют на всю геополитическую и международную конфигурацию.

Если можно, я бы хотел попросить Вас ответить на такой вопрос. Сегодня уже более 50 стран мира, Россия была одной из первых стран, которые разработали и приняли концепции развития или стратегии развития искусственного интеллекта. Маленькие страны, как правило, стараются объединяться с несколькими другими странами, чтобы собрать как можно больше ресурсов данных, материального ресурса, для того чтобы построить собственную независимую технологию. Крупные страны в основном надеются на свои силы, пытаются инвестировать огромные ресурсы в крупные технологические компании, для того чтобы развивать собственные технологии и быть лидерами, о чём Вы сказали, в конце концов, может быть, стараясь определять и картинку в мире.

Скажите, пожалуйста, на опыт каких стран ориентируетесь Вы, ориентируется Казахстан в развитии своей модели искусственного интеллекта?

К.-Ж.Токаев: Я уже сказал, что нас интересует опыт Российской Федерации. Мы с большим удовольствием принимали вас в нашей столице. Это о многом говорит. В то же время в Казахстане мы изучаем международный опыт, он разный. Поэтому нужно понять, что конкретно нужно и подходит нам.

Мы обратили внимание на то, что в стратегических документах Соединённых Штатов Америки делается упор на производственные стратегии и вопрос удержания лидерства в области искусственного интеллекта.

Израиль, который традиционно был силён в области военно-промышленного комплекса, сейчас усиленно работает над укреплением кибербезопасности.

Государства Европейского союза и в целом Европейский союз намерен увеличить присутствие искусственного интеллекта в государственном и частном секторах. Налицо намерение подготовить граждан к изменениям социально-экономического характера в результате внедрения искусственного интеллекта.

Объединённые Арабские Эмираты, с которыми мы очень активно сотрудничаем, ставят задачу эффективного применения искусственного интеллекта в сфере транспорта, медицины и других жизненно важных областях.

А Южная Корея усиливает использование роботов для нужд промышленности, в частности в производство полупроводников.

Речь не идёт о том, чтобы копировать международный опыт, речь идёт о том, чтобы творчески, изучая этот полезный международный опыт, адаптировать его под наши казахстанские реалии. Мы отмечаем и признаём колоссальный рывок в понимании и значении искусственного интеллекта, его применения в целом ряде отраслей экономики, а также налоговой и таможенной службах в Российской Федерации. Причём Россия не стоит на месте, о чём убедительно свидетельствует сегодняшнее выступление уважаемого Владимира Владимировича. Россия создаёт финтех-компании на основе облачных технологий.

Отрадно, что двигателем этих процессов является политическое руководство страны, прежде всего Президент России, и в этом залог конечного успеха вашего государства. Казахстан будет самым активным образом сотрудничать с российским Правительством и с Вами, Герман Оскарович, о чём мы договорились в нашей столице. Меморандумы со Сбером подписаны, дело за их реализацией, поэтому, как говорил Никита Сергеевич Хрущев, «задачи определены, цели понятны, за работу».

И конечно же, нам следует совместно проработать и в рамках Евразийского экономического союза все эти вопросы. Цифровая повестка союза должна стать реальным приоритетом в работе Евразийской комиссии и соответствующих правительств.

Благодарю.

Г.Греф: Большое спасибо, Касым-Жомарт Кемелевич, за прекрасное выступление и за Ваши ответы на вопрос.

Владимир Владимирович, спасибо большое за Ваше вдохновляющее выступление. Вы сказали, мне кажется, очень важную фразу, что такого рода вызовы, которые сейчас стоят перед нами, они совершенно нестандартны, но для сильных людей, которые работают на госслужбе и руководят крупными компаниями, это абсолютно вдохновляющая возможность проявить себя и достичь принципиально новых результатов.

Я хотел бы сказать, что сейчас нас смотрят миллионы людей и в России, и по всему миру. И я хотел бы дать возможность сегодня задать вопросы вам, это уникальная возможность, двум президентам, из нашей студии.

И первому я хотел бы дать возможность задать вопрос Андрею Башкову. Он врач, работает в Федеральном медико-биологическом агентстве. Он работал в группе врачей, вместе с которыми специалисты в области Data Science разрабатывали одну из важнейших моделей искусственного интеллекта для постановки диагноза.

Андрей, добрый день! Приветствуем Вас в студии, и Вам слово.

А.Башков: Здравствуйте. Меня зовут Башков Андрей Николаевич, я работаю в Федеральном медицинском биофизическом центре имени А.И.Бурназяна Федерального медико-биологического агентства, и моя специальность – рентгенология.

Благодаря средствам массовой информации буквально все теперь в нашей стране знают про компьютерную томографию лёгких. И действительно, это важнейший диагностический инструмент, который позволяет поставить диагноз ковидной пневмонии и определить объём поражения лёгких. Но при интенсивном, а порой и массовом поступлении пациентов обработка изображений становится непростой задачей.

Вместе с командой Сбера я участвовал в разметке изображений и убедился, что технологии на основе искусственного интеллекта могут существенно повысить эффективность диагностического процесса, что было продемонстрировано в десятках тех клиник, где эта система уже внедрена.

В последнее время мы являемся свидетелями нарастающей цифровизации медицины, в регионах появились пилотные проекты по оказанию населению телемедицинских услуг, появились соответствующие онлайн-центры, и, наконец, в Москве запущен правовой эксперимент, который позволит, с одной стороны, многим IT-разработчикам попытать свои силы, а с другой стороны, отработать нормативно-правовую базу. Конечно же, эти направления требуют дальнейшего развития, реформирования, чтобы максимально соответствовать интересам пациента, государства и бизнеса.

Владимир Владимирович, мой вопрос: можно ли надеяться, что в будущем государство окажет всестороннюю поддержку развивающимся направлениям? И ещё. Владимир Владимирович, если бы Вы были пациентом, Вы бы не отказались, если бы в постановке диагноза мы в том числе использовали возможности искусственного интеллекта? Спасибо.

В.Путин: Вы только что сказали, Андрей, что при обработке достаточно большого массива информации применение методик, применение новых технологий, связанных с обследованием больших данных, искусственного интеллекта, помогает и повышает качество этой работы. Поэтому любой пациент, вне зависимости от должностного положения, заинтересован как раз в результатах этих исследований, чтобы специалисты затем, исходя из данных, полученных в результате исследования, могли принять оптимальные методики решения. Поэтому в этом все заинтересованы.

Что касается использования КТ-технологий и других современных средств диагностики, то, во-первых, я хотел бы отметить, что в нашей стране очень многое сделано за последние годы для того, чтобы оборудовать этими системами большое количество наших лечебных заведений, заведений системы здравоохранения. И это, кстати говоря, когда мы столкнулись с пандемией, очень сильно помогает в работе медиков, потому что с помощью рентгеновского аппарата, даже очень хорошего, получить необходимые данные для того, чтобы в разрезе посмотреть объёмы поражения лёгких, практически невозможно, или это можно сделать только приблизительно, что не даёт возможности нормально не только диагностировать, но и определить то, какие средства, какие препараты и в каком объёме нужно применять для эффективного лечения.

Поэтому, конечно, мы этому уделяем внимание и будем это делать дальше. Это касается не только вопросов, связанных с постановкой диагноза, я сейчас об этом скажу, но и связано с бюрократическими элементами организации системы здравоохранения. Здесь тоже искусственный интеллект очень будет востребован, он уже сейчас востребован, для того чтобы избавить людей от стояния в очередях, для того чтобы получить вовремя необходимые лекарственные препараты.

Здесь нам нужно будет решить несколько задач: нужно будет внести соответствующие изменения в законодательство, повторяю, как раз для того, чтобы можно было лекарственные препараты получать, используя эти информационные возможности, для того чтобы можно было хотя бы в общем виде базовый диагноз ставить и так далее. Обмениваться информацией и подтверждать эту информацию, получать необходимые документы, справки, в том числе об инвалидности. Вчера только представители инвалидных организаций об этом говорили и обсуждали.

Это, без всяких сомнений, будет улучшать качество обслуживания людей, оказание им высококвалифицированной медицинской помощи, будет облегчать работу таких специалистов, как Вы. Обязательно будем над всем этим работать.

В принципе Правительство готовит уже соответствующие проекты документов и проекты законов.

Г.Греф: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Анна Арчибасова – наш следующий участник. Она самый юный эксперт. Анна, кстати, победитель хакатона по искусственному интеллекту среди школьников, который проводил Сбербанк в 2018 году. Сегодня Анна уже студентка физического факультета Высшей школы экономики.

Анна, я прошу Вас задать свой вопрос.

А.Арчибасова: Добрый день!

Сейчас искусственный интеллект, безусловно, проникает во все сферы нашей жизни, о чём мы все очень много говорим. Я работаю в одной из таких сфер, являюсь основателем стартапа «Контур». Мы занимается разработкой систем для грузового транспорта, то есть делаем грузовики беспилотными. Это позволяет повысить их эффективность и безопасность.

Сейчас я сталкиваюсь с тем, что существует нехватка качественных специалистов в сфере искусственного интеллекта и Data Science. Мне кажется, есть причина, это какая-то неинформированность, особенно детей школьного возраста, о том, что есть искусственный интеллект.

Я сама окончила школу только два года назад и узнала, что такое искусственный интеллект. Попала в эту сферу благодаря хакатону Сбербанка. Сейчас проводится очень много проектных конкурсов, однако мне кажется, что наиболее эффективной мерой было бы внедрение искусственного интеллекта именно в школьную программу, возможно, даже в начальной школе.

Вы говорили про дошкольное образование. Сейчас есть книги, правда, на английском языке, которые именно для дошкольников уже объясняют, что такое искусственный интеллект. Но есть следующая проблема, что после школы, когда ты пытаешься поступить в вуз, сейчас топовые вузы с направлениями Data Science имеют проходной балл более 305 из 300. И поступить достаточно сложно. Многие даже не пытаются.

Поэтому, Владимир Владимирович, у меня к Вам вопрос: можно ли внедрить искусственный интеллект в рамках изучения в школьной программе, а также расширить количество вузов, в которых есть специальности, связанные с искусственным интеллектом, и количество бюджетных мест в них?

В.Путин: Смотрите, я уже сказал в своём вступительном слове, так назовём моё сегодняшнее выступление, о том, что нужно расширять программу подготовки по искусственному интеллекту, включая и школьные программы. Это всегда очень сложная вещь.

Здесь специалисты должны понять, что за счёт чего делать или как что трансформировать, поскольку это всё связано с нагрузками для школьников определённых возрастов. Детские психологи должны дать свои рекомендации по этим вопросам. Во всяком случае, на уровне специалистов нужно обсудить эти темы. Но делать это совершенно необходимо и нужно. И я надеюсь, что обязательно Минпросвещения на это отреагирует. Нужно изучать такие базовые дисциплины, как математика. У нас хорошая школа математическая, как я уже говорил, но с учётом новых требований, связанных с развитием искусственного интеллекта, нужно на это обращать внимание.

Теперь что касается вузов и бюджетных мест. Во-первых, у нас количество бюджетных мест увеличивается, и из всех бюджетных мест, по-моему, процентов 25 отводится как раз на математику и науки, связанные с теми сферами образования, которые так или иначе имеют отношение к искусственному интеллекту. Мы, безусловно, должны будем это расширять, я думаю, что как минимум на тысячу это надо будет увеличить.

У нас в чём здесь проблема, и Вы правильно обратили на это внимание, проблема в том, что балл высокий, действительно, правда, в основном поступают ребята, которые достигли хороших результатов на олимпиадах различного уровня. Но, поскольку мест не хватает, некоторым из них приходится платить за образование, им бюджетных мест не хватает. Это количество мест по этим дисциплинам, безусловно, должно быть увеличено. Мы это сделаем в самое ближайшее время. Надеюсь, что со следующего учебного года это уже заработает.

Г.Греф: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Мы с нашими партнёрами поддерживаем, на мой взгляд, очень важный конкурс «Большая перемена», которым занималась в этом году Администрация Президента. Я в этом году был приглашённым экспертом, открыл тематическую идею «Наука и технологии». Надо сказать, что дети показывают потрясающую вовлечённость, заинтересованность и потрясающие знания технологий и науки. Я, честно сказать, был потрясён.

Мы также обучаем школьников в рамках Академии искусственного интеллекта и «Урока цифры». В этом году их аудитория составила более 4 миллионов детей.

Мы организовали олимпиаду по искусственному интеллекту совместно с нашими коллегами по альянсу в области искусственного интеллекта. В этом году делаем эту олимпиаду международной. В ней смогут принять участие дети со всего мира. В сентябре финал этой олимпиады будет проходить в городе Москве. Поэтому будем с удовольствием ждать всех вас в качестве экспертов и детей в качестве участников этой олимпиады.

Вы уже сказали, Владимир Владимирович, что мы пять лет работаем над созданием самой технологической платформы для школ «СберКласс», в которой как раз мы пытаемся соединить все наши компетенции в области искусственного интеллекта, чтобы убрать ненужную бумажную работу у учителя и создать максимально удобный современный контент для детей, чтобы дети могли 100 процентов времени посвятить обучению, а учителя имели как можно больше времени для того, чтобы общаться с учениками. И я хочу предоставить слово нашей следующей участнице – это Татьяна Шаврина, она автор множества статей по теме искусственного интеллекта и преподаёт на факультете компьютерных наук Высшей школы экономики.

Татьяна, пожалуйста, Вам слово.

Т.Шаврина: Добрый день!

Меня зовут Татьяна Шаврина, и вместе с несколькими командами внутри Сбербанка мы занимаемся разработкой нейросетевых технологий.

Совсем недавно мы обучили для русского языка одну из самых совершенных и мощных нейросетей – GPT-3. Нейросеть GPT-3 может писать тексты на русском языке практически на любые темы, она может извлекать наиболее важную информацию из документов, классифицировать их. Но самое главное, она приобретает новые навыки на минимальном количестве примеров.

Мы впервые в России получаем подобный результат, хотя для русского языка с его сложной грамматикой было непросто добиться того, чтобы нейросеть писала текст связно и логично. И хотя до сильного искусственного интеллекта нам ещё пока далеко, но уже сейчас подобные технологии способны сделать жизнь человека проще.

Вместе с нашими студентами, вместе с участниками соревнования AI Journey этого года мы разработали большое количество прототипов, которые автоматизируют человеческий труд во многих отраслях. Так, искусственный интеллект уже сейчас успешно выступает в роли учителя, в роли виртуального ассистента, помогает в оформлении документации, а также берёт на себя традиционно творческие задачи, например написание эссе. Сейчас, когда мы впервые получаем подобный результат, мы спрашиваем себя всё больше, а что же ждёт нас в будущем?

В связи с этим у меня такой вопрос: уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич, каких изменений ждёте лично Вы в связи с развитием искусственного интеллекта в будущем? И самое главное, к чему нужно быть готовыми в профессиональном плане, особенно молодому поколению?

Спасибо.

К.-Ж.Токаев: Благодарю Вас за вопрос.

Я в порядке подготовки к этому очень важному форуму прочитал Ваше резюме. И конечно, был впечатлён: в столь юном возрасте Вы достигли столь многого, как, впрочем, я был впечатлён и резюме Ани Арчибасовой. Ей 18 лет, но она успела так много сделать в своей жизни, что это не может не удивлять и не поражать.

Герман Оскарович только что упомянул программу под названием «Большая перемена». Я сразу вспомнил, что это знаменитый советский фильм, который мы с большим удовольствием смотрели по телевидению в 80-е годы.

И в этой связи я вспомнил другой фильм, снятый 40 лет тому назад, – «Приключения Электроника». В том знаменитом фильме школьник пытался использовать своего робота-двойника, чтобы тот исполнял вместо него обязанности по дому и школе. Но потом этот робот вошёл, как говорится, в роль и стал претендовать на то, чтобы занять место своего оригинала. В этом, казалось бы, простом фильме содержится очень интересная идея или проблема: смогут ли роботы, обладая высоким искусственным интеллектом, заменить человека? Я считаю, что всё зависит от качества работы над таким интеллектом.

Первые успехи в разработке мыслительных процессов уже достигнуты, искусственный ум не только накапливает информацию, просчитывает, предлагает решения, но он начинает думать, как Homo Sapiens, или, как выразился Харари, Homo Deus.

Но полностью заменить людей пока не получится, потому что, и здесь я согласен с Владимиром Владимировичем, искусственный интеллект, во всяком случае пока, не обладает интуицией. На этот факт, кстати, обратили внимание ведущие шахматисты, которые сражались с компьютерами. Они заметили, что, да, конечно же, компьютеры значительно превосходят людей в плане сбора информации, присчитывания ходов, вариантов, но у них нет интуиции, чем обладает человек.

Но события в сфере разработки искусственного интеллекта развиваются невероятно быстро. То, что вчера казалось невероятным, сегодня является реальностью. Однако, говоря о замене человека искусственным интеллектом, мне кажется, надо помнить, что человек – это всё же порождение Всевышнего.

В то же время, к сожалению, человечество деградирует, убивает себя. Отсюда вытекает задача совершенствования сути человеческой жизни. В то же время нужно думать и о том, как совместно сосуществовать с искусственным интеллектом. Эта задача уже абсолютно актуальная и не вызывает каких-либо сомнений.

Нужно быть готовыми к скорому исчезновению таких профессий, как банкиры, бухгалтеры, кассиры, курьеры, водители. Может быть, юристы ещё как-то выживут, поскольку там нужно обладать очень большим массивом знаний и информации относительно законодательства, но думаю, что недолог час, когда машины заменят и юристов, по крайней мере в их традиционном на сегодня представлении в глазах обывателя. То есть профессии будут уходить в небытие.

В то же время будущая эра интеллектуальных машин будет создавать потребности в новых профессиях. Об этом, кстати, Владимир Владимирович очень точно высказался, что, да, действительно на каждом витке промышленного развития, рывка эволюции стоял стон вокруг проблемы ухода в небытие целого ряда профессий, специальностей и так далее. Это было на протяжении всей истории человечества.

По прогнозам экспертов, в результате внедрения новых машинных технологий и алгоритмов в будущем на два сокращённых рабочих места будет создано три новых места. Будет появляться ряд профессий, требующих творческого подхода, аналитического и критического мышления. В частности, и в области искусственного интеллекта возникнет потребность в специалистах с творческим подходом и знаниями, понадобятся архитекторы автоматизации, инженеры виртуальной реальности, проектировщики и так далее, не буду сейчас перечислять.

И перед новым поколением специалистов встанет цель сделать искусственный интеллект максимально дружелюбным, или, как сейчас говорят, user friendly. Возникает потребность в специалистах, способных выразить принципы работы человеческой психики на машинном языке. То есть как правильно привить человеческие качества и способность к эмпатии неодушевлённому предмету. Может быть, понадобятся специалисты по когнитивной робототехнике, инженеры биоматериалов.

Самое важное, искусственный интеллект, я об этом уже говорил, всегда должен быть подконтролен человеку. Возникает необходимость в создании надзорных и инспектирующих органов в сфере применения искусственного интеллекта. К примеру, юридическое недопущение применения искусственного интеллекта в криминальных сферах или её развитие в противоречии с основополагающими морально-этическими ценностями человечества.

Для того чтобы быть готовыми к новой эпохе, к новой парадигме, нам необходимо подстраиваться под перспективные потребности творческого интеллектуального труда, что потребует максимального преобразования системы образования и воспитания, и здесь, я думаю, то, что высказал Президент России в плане постановки задач перед своим Правительством, имеет также практическое значение и для Правительства Казахстана, мы используем этот опыт.

Благодарю.

Г.Греф: Спасибо большое, Касым-Жомарт Кемелевич. К сожалению, тревожный прогноз у Вас по профессии банкиров. Понял, что придётся, может быть, переквалифицироваться в юриста, но, к сожалению, вынужден с Вами согласиться, Вы правы.

И сегодня с нами на связи профессор из Швейцарии Юрген Шмидхубер. Юрген является одним из самых цитируемых людей в мире в области искусственного интеллекта. Открытые им ещё в 90-е годы так называемые долгие краткосрочные сети лежат в основе огромного количества нейросетевых моделей.

В частности, именно на этом принципе построенные компанией DeepMind системы искусственного интеллекта умудрились выиграть в прошлом году самые сложные, наверное, на сегодняшний день игры, значительно более сложные, чем гольф и шахматы, Dota и Starcraft. На сегодняшний день его статья 1997 года об этих самых LCTN является самой цитируемой в мире, ссылки на неё встречаются чаще всего во всей науке искусственного интеллекта.

И я хотел бы предоставить слово Вам, Юрген.

Ю.Шмидхубер (как переведено): Спасибо большое, Герман.

Я хочу задать вопрос Президенту. Могу я это сделать? Хорошо.

Господин Президент Владимир Владимирович, передают Вам привет из Швейцарии. Меня зовут Юрген Шмидхубер. Я знаю, что Вы великолепно владеете немецким. Однако если позволите, я обращусь к Вам по-английски.

Вчера я выступал в качестве ключевого спикера на конференции AI Journey. Последний раз я выступал с речью на этой конференции в 2019 году. А в прошлом году я слушал также Ваше выступление. Я был очень впечатлён, подумал тогда, ведь впервые, когда лидер могущественной мировой державы подчёркивает важность сильного искусственного интеллекта. Сегодня, конечно, бо́льшая часть современного ИИ [искусственного интеллекта] основана на глубоком обучении, искусственных нейронных сетях.

Мне в самом деле очень приятно отметить, что мы сами разработали методы, которые сейчас используются в миллиардах смартфонов. Возможно, что и на Вашем смартфоне есть эти алгоритмы для распознавания речи. Хотя, возможно, Ваш телефон отличается от телефонов большинства людей.

В любом случае я всегда в этом контексте воздаю дань уважения, отдаю должное советским ученым Алексею Ивахненко и Валентину Лапе, которые ещё в 1965 году фактически были пионерами в этой области. Они стояли у истоков глубоких нейронных сетей, разработали обучающие алгоритмы, они были фактически основоположниками глубокого обучения, которое является центральным элементом и сейчас. Можно сказать, что Советский Союз был не только первопроходцем в плане космической эпохи, но стоял также у истоков машинного обучения.

Мой вопрос к Вам заключается в следующем. Видите ли Вы пути продолжения тех достижений, основа которым была положена тогда, в те годы? И каким образом, по Вашему мнению, можно было бы ещё улучшить условия для исследователей в фундаментальных науках, в области машинного обучения, в области искусственного интеллекта?

Каким образом можно сейчас конкурировать с крупными проектами в области ИИ, с которыми выступают крупнейшие компании в области Тихого океана? Возьмём, например, Шанхай. Это всего лишь город, однако один только этот город инвестирует 15 миллиардов долларов в развитие ИИ. Вот мой вопрос.

Спасибо большое, господин Президент.

В.Путин: Спасибо большое, что Вы, Юрген, отметили достижения советской, российской школы по развитию искусственного интеллекта. Это, безусловно, наш мощный задел. И не только два исследователя, о которых Вы упомянули, у нас целая плеяда, целая школа, которая имеет свои начала ещё из нашей российско-советской математической школы, инженерной школы в целом. И то, что на их идеях происходит дальнейшее развитие, это, конечно, очень важно.

Многие наши исследователи заложили основы развития целым направлениям в науке и в технологиях. Я сейчас не буду обо всём говорить, там есть чем гордиться. Но чтобы конкурировать с крупными центрами, которые вкладывают существенные деньги в развитие искусственного интеллекта, мы должны, понимая это, выстраивать свою работу. За счёт чего? За счёт тех заделов, которые есть, и за счёт того, чтобы нам действовать безошибочно по очень многим из тех направлений, которые в совокупности дадут нужный результат.

У нас и в некоторых других областях, казалось бы, наши финансовые возможности уступают финансовым возможностям наших партнёров-конкурентов, но мы добиваемся таких результатов, которых у них пока нет.

Я говорил о чём? Допустим, в данном случае говорил о широком распространении соответствующих направлений знаний начиная ещё с дошкольного воспитания и со школы. Это мы будем и должны делать. Имея в виду сложившуюся систему образования, в том числе, скажем, целую сеть, созданную ещё при Советском Союзе, специализированных физико-математических школ, надеюсь, нам удастся выбирать таких молодых людей и таких будущих специалистов и исследователей, которые будут в состоянии добиться прорывных решений. Первое.

Второе. Нам нужно обязательно создать условия, при которых их работа в собственной стране будет для них привлекательнее, чем на каких-то других площадках за рубежом. Это тоже очевидная вещь, Вы европеец и знаете, что из Европы многие учёные выезжают в Соединённые Штаты потому, что там просто больше платят. Из стран СНГ многие стараются приехать в Россию, потому что здесь созданы лучшие условия. Это естественный процесс любого рынка труда, и в данном случае тоже.

Я в своём вступительном слове упомянул, и Вы, наверное, обратили на это внимание: мы существенно снизили налоговую нагрузку и изъятие денег в социальные фонды для компаний, работающих в цифровой сфере. Это целенаправленные действия государства, для того чтобы создать благоприятные условия для развития соответствующего вида деятельности.

Это в конечном итоге даст возможность и повышать уровень доходов тех людей, которые и занимаются этой работой. А затем мы на уровне высшей школы планируем в ближайшее время на конкурсной основе создать шесть крупных исследовательских центров, которые будут работать в области IT-технологий. На эти цели мы выделяем, может быть, пока трудно сопоставимые с теми деньгами, которые выделяются в других местах и в других странах, но всё-таки для нас это приличные ресурсы: до 2024 года 6 миллиардов рублей мы планируем выделить на эти цели.

Сейчас только недавно я был в одном из наших крупных ядерных центров в городе Сарове, и руководители центра, а там невозможно ничего сделать без математики и совсем уже невозможно будет скоро сделать ничего без искусственного интеллекта. Там тоже передо мной поставили вопрос о создании ещё одного крупного научно-исследовательского или научно-математического центра, кстати говоря, как международной площадки.

Несмотря на все сложности, связанные с определёнными режимными требованиями, я всё-таки считаю, что они правы, так нужно сделать, с привлечением наших крупнейших центров, включая Московский государственный университет, некоторых математических институтов Академии наук. По этому пути мы будем идти, создавая в том числе не только административно, но и насыщая их необходимой техникой, оборудованием, привлекая лучших специалистов, надеюсь, в том числе и из-за рубежа.

Я исхожу из того, что и Вам, может быть, представится возможность, будет интерес приехать и пообщаться со своими коллегами, поработать вместе. Такие примеры работы в некоторых сферах, такие примеры работы со специалистами из других стран у нас есть. Например, я вам скажу, в некоторых европейских странах сворачивается работа в области ядерных технологий. Многие приехали и работают у нас. Замечательные люди, крупные специалисты.

В сфере искусственного интеллекта, я думаю, не будет в ближайшее время таких запретов и ограничений. Но, создавая интересные площадки, интересные коллективы для совместной работы, мне кажется, мы создаём привлекательные условия для того, чтобы интеллектуалы со всего мира собирались, в том числе и у нас, и вместе работали.

Г.Греф: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Я тоже хочу сказать, что мы в Сбере считаем научную работу и фундаментальные исследования критически важными. И, как нам кажется, крупнейшие компании не должны стоять в стороне, они должны принимать участие и инвестировать в развитие науки и технологий. Мы в декабре месяце открываем, уже физически открываем Институт развития искусственного интеллекта, который будет заниматься исследованиями в области Больших данных, искусственного интеллекта, и будет заниматься масштабными прикладными исследованиями в том числе.

И я рад сказать, что мы пригласили Юргена Шмидхубера на должность почётного директора этого института, он дал согласие. Я думаю, что мы с удовольствием будем сотрудничать со всеми научными учреждениями, и при его научном лидерстве как раз и будет развиваться наш институт.

И следующий вопрос я хочу попросить задать постоянного участника наших конференций AI Journey «Путешествие в мир искусственного интеллекта» Алексея Натёкина. Алексей является основателем и руководителем проекта Open Data Science.

Алексей, пожалуйста, Вам слово.

А.Натёкин: Добрый день!

Меня зовут Алексей Натёкин. Open Data Science – это одно из крупнейших международных сообществ специалистов по анализу данных, машинному обучению и Data Science, то есть те технологии и те люди, которые искусственный интеллект и разрабатывают.

Нас уже более 50 тысяч человек, мы постоянно делимся опытом, читаем лекции, учим друг друга, а также развиваем и продвигаем машинное обучение в России и в мире. И нас, как специалистов-практиков, особенно волнует один вопрос – это регулирование.

Понятно, что совсем без регулирования и стандартов в искусственном интеллекте, скорее всего, не обойтись. Но стоит перегнуть палку, и наша очень интересная и очень важная область может умереть ещё в зачатке.

Попробую проиллюстрировать это на аналогии. Интернет – это, пожалуй, ключевая и самая важная технология за последние 25 лет, которая буквально изменила весь мир. К счастью и для нас, и для интернета особенной спешки с его регулированием мы не наблюдали, и интернета эти спешка и регулирование, пожалуй, минули. Однако всё могло быть не так радужно.

В последние 2,5 года в Европе действует особенно жёсткое регулирование оборота данных. Есть подозрение, что начни интернет ещё на своей заре так же усердно регулировать, как сегодня регулируется оборот данных в Европе, то ни в Европе бы интернета не было, ни развитию интернета в мире это бы точно никак не содействовало.

С другой стороны, есть и стимулирующие методы, и стимулирующее регулирование помимо жёстких ограничений. Например, это создание крупных тестирующих сред, создание открытых стандартов или, например, подобно тому, как это устроено в Китае, – открытие больших, в том числе государственных, наборов данных для своих компаний, исследователей и специалистов. Это буквально база для тех самых прорывных решений и создания новых мировых лидеров по своим направлениям.

В общем, искусственный интеллект и его регулирование – это достаточно сложная и тонкая тема. Здесь очень важно не допустить ошибок других стран. Можно буквально сказать, что Евросоюз выстрелил себе в ногу и заморозил свой прогресс в искусственном интеллекте жёстким регулированием.

Владимир Владимирович, мой вопрос Вам. Что Вы думаете о регулировании искусственного интеллекта в целом? И, в частности, как Вы смотрите на то, чтобы в основе регулирования искусственного интеллекта в России в первую очередь лежали именно стимулирующие подходы, а не жёсткие ограничения, подобные европейским?

В.Путин: Алексей, вопрос, который Вы поставили, сформулировали, очень важный. Я думаю, Вы со мной согласитесь, я об этом тоже говорил сегодня, что всё-таки морально-нравственные нормы (с этого начал, постараюсь этим же и закончить) всё-таки важны в любой сфере деятельности человека, это чрезвычайно важная вещь. Это первое.

Второе. Вы сказали, что в Европе введены слишком жёсткие ограничения по распространению больших данных и это, на Ваш взгляд, будет мешать развивать это важнейшее направление деятельности. Я не думаю, что там это случится. Но если это так, ну и бог с ними тогда. Такие специалисты, как Юрген, приедут к нам, и очень хорошо.

Но повторяю, там всё-таки люди достаточно умные, хорошо подготовленные, они внимательно будут смотреть за тем, как развивается эта важнейшая сфера деятельности, прекрасно отдают себе отчёт в том, что происходит и какое влияние оказывают на развитие этого сектора науки, экономики, социальной сферы эти ограничения. Они способны будут достаточно быстро скорректировать, если в чём-то перегнули палку, как Вы сказали.

Мы со своей стороны, безусловно, воспользуемся Вашим советом. Мы будем смотреть на то, как и что происходит в других странах, будем смотреть на результаты принимаемых ими решений и соответствующим образом выстраивать эту политику у нас.

Да, Вы совершенно правы, когда говорите о том, что нужно создавать хорошие базовые условия для развития. Вы вспомнили про интернет. Сколько было у нас шума и бури в стакане воды по поводу того, что у нас какие-то ограничения на распространение данных в интернете вводятся.

Но ничего же не случилось. Решения были выверенные, они касаются известно чего – невозможности пропагандировать суицид, детскую порнографию и прочие вещи, терроризм и так далее. Ничего не произошло страшного. Мы постараемся так же аккуратно действовать и в сфере искусственного интеллекта, в сфере распространения больших данных. Но Вы тоже согласитесь со мной, что нужно людей поберечь от непрогнозируемого выброса в публичную сферу личных данных. Над этим надо подумать.

Во-первых, я думаю, нам нужно будет здесь пойти проторённой дорожкой, по которой мы идём, принимая другие решения в сфере экономического регулирования. Прежде чем принять какое-то решение, мы очень подробно обсуждаем это с соответствующим профессиональным сообществом, с объединениями предпринимателей. Я думаю, что то же самое мы должны, и точно будем, делать и в этой сфере. Тем более что она такая тонкая пока, совсем неизученная. И конечно, нам очень важно знать мнение таких людей, как Вы, учитывать при принятии решений. Это первое.

Второе. Я сейчас завершаю ответ на Ваш вопрос, я именно с этого и начал. Кроме различных административных, законодательных ограничений, мне кажется, нужно подумать, я в прошлом году тоже об этом сказал, о том, чтобы выработать для этой среды такой внутренний морально-нравственный кодекс работы.

Ведь во многих средах он применяется и действует даже более эффективно, чем написанное право, приобретает форму – мы с Германом Оскаровичем знаем ещё со времён Петербургского университета – обычного права, так называемого обычного права, то есть фактически приобретает норму закона, но неписаного закона.

Вот эти морально-нравственные нормы, требования должны быть выработаны и применяться и в этой чрезвычайно важной и так бурно развивающейся сфере.

Г.Греф: Большое спасибо, Владимир Владимирович.

Вы можете видеть, что в студии есть такой большой экран, большой дашборд, где технология распознавания речи выбирает самые употребляемые слова, и наш ассистент Афина публикует те слова, которые более всего повторяются в вопросах и в ответах наших уважаемых спикеров.

И я выбрал один вопрос, который интересует очень многих, и, Владимир Владимирович, хотел бы задать его Вам. К сожалению, сегодня мы констатируем, что искусственный интеллект стал доступен и кибермошенникам, и всё больше и больше с каждым годом вообще мошенничества, преступлений перемещаются в сферу интернета, в виртуальную среду. Сегодня крупнейшие преступные сообщества в виртуальном мире практически все используют технологии искусственного интеллекта.

В.Путин: Алексею это скажите. Алексей нас слышит? Слышите нас?

А.Натёкин: Конечно.

Г.Греф: К сожалению, сегодня мы видим, что особенно в период коронавируса, когда многие люди, особенно пожилого возраста, оказались незащищенными перед этими технологиями, они обманывают людей, они воруют их данные, вскрывают их почту, шантажируют, просто банально воруют деньги, причем очень большие суммы денег. Мы видим, что, к сожалению, не всегда государство успевает реагировать на это. У нас недостаточно хорошо прописаны все компьютерные преступления в Уголовном кодексе, Административном кодексе, маленькая ответственность за них предусмотрена, в отличие от целого ряда других стран.

К сожалению, в процессуальном законодательстве очень неясно пока сформулированы правила расследования преступлений. Правоохранительные органы пока страдают от недостатка оборудования, специалистов и законодательной базы, а преступников нужно в этой сфере фиксировать и схватывать мгновенно.

Как представляется, здесь необходим союз правоохранительных органов, государственных структур и крупнейших компаний – операторов сотовой связи и крупнейших компаний, которые работают в интернете. Я думаю, что все мы заинтересованы в том, чтобы собрался такой кулак. Но нужны инициативы со стороны государства значительно более активные, как нам сейчас представляется.

Скажите, пожалуйста, Вашу точку зрения, что государство планирует делать в этой сфере?

В.Путин: Я практически на этот вопрос отвечал только что, Алексей его задал. Могу только повторить: считаю, что это очень важно. Это правда, действительно, у нас за прошлый год, по-моему, рост общей зарегистрированной преступности составил 1,1 процента. А в этом году с учетом развития обслуживания в онлайн-режиме, а значит и искусственного интеллекта, и элементов информационных технологий, преступлений в этой сфере, именно в высокотехнологичных сферах, возросло, знаете насколько – на 75,1 процента. Представляете, рост какой! Всплеск, можно сказать. Поэтому это проблема, это вызов.

Мы должны действовать здесь, конечно, Вы правильно сказали, сообща, объединяя наши усилия с такими людьми, которые сегодня присутствуют на нашей конференции, с такими людьми, как Алексей, которого беспокоят излишние ограничительные меры. И должны исходить вместе с вами из одного принципа, который нам тоже очень хорошо известен: не увеличением и ужесточением санкций обеспечена эффективная борьба с правонарушениями, а неотвратимостью наказания.

Но для того чтобы обеспечить эту эффективность, нужно чтобы и само государство оказалось на уровне тех требований, которые предъявляются к нему для защиты законных интересов и прав граждан. Я говорил о том, что все сферы жизни, все сферы деятельности государства должны быть пронизаны современными информационными технологиями искусственного интеллекта. Это значит, что и в сфере выявления правонарушений мы должны действовать так же широко и применять такие же инструменты, которые применяют правонарушители, – и тогда государство будет на уровне тех требований, которые к нему сегодня предъявляются.

Г.Греф: Владимир Владимирович, спасибо большое за Ваш ответ.

Я в начале встречи говорил, что у нас сегодня на встрече присутствует наш виртуальный собеседник, ассистент «Сбера» Афина.

Афина, скажи, пожалуйста, появился ли у тебя вопрос к нашим спикерам?

Афина: Здравствуйте! Это Афина. У меня к вам вопрос: может ли искусственный интеллект стать Президентом?

В.Путин: Надеюсь, что нет, и сейчас скажу, почему. Во всяком случае, пока. Все-таки искусственный интеллект – в самом названии, видите, присутствует слово «искусственный», как бы ненастоящий.

Президент Токаев уже сказал о высших источниках происхождения человека, а у всего искусственного, в том числе и у искусственного интеллекта, нет сердца, души, нет чувства сострадания и совести. Все эти компоненты чрезвычайно важны для людей, которых граждане наделяют особыми полномочиями в принятии и реализации решений, идущих на благо страны. И иногда – я это знаю по своему собственному опыту и думаю, что Президент Казахстана это подтвердит, – иногда приходится принимать, казалось бы, не совсем рациональные решения. А их нужно принимать, исходя из истории, культуры, текущей практики и устремлений и ожиданий граждан страны. И эти решения для социальной сферы иногда кажутся нерациональными в области, скажем, пенсионного обеспечения, в области здравоохранения, в других сферах жизнедеятельности человека, но они для президента-человека кажутся и являются обоснованными, потому что он принимает решение не в интересах машин, а в интересах живых людей, и должен думать именно об этом.

Но, без всякого сомнения, искусственный интеллект может быть хорошим подспорьем, хорошим помощником, даже учителем любого человека, и главы государства в том числе. Может быть инструктором, может быть ассистентом, и роль и значение искусственного интеллекта в государственном управлении безусловно будет возрастать.

Очень рассчитываю на то, что Ваши «коллеги», Афина, так скажем, с осознанием своей ответственности, если они будут работать рядом с главами государств, будут принимать и соответствующие решения.

Президент Казахстана уже сказал, что шахматисты говорили об интеллекте, которого якобы у машин нет. Это вообще спорный вопрос. Во-первых, машины уже обыгрывают шахматистов, а, во-вторых, что такое…

К.-Ж.Токаев: Интуиция.

В.Путин: Да, интуиция. Что такое интуиция? У меня есть основание полагать, что интуиция – это тоже знания, только не активированные. Ведь вся информация скапливается в головном мозге человека за всю его жизнь. Из чего она скапливается? Нейроны головного мозга при получении определенной информации, при принятии решений создают цепочки, а потом создают нейронные сети. Эти нейронные сети не используются каждый день, но они лежат где-то там, глубоко. Человек даже не понимает происхождения своих тревог или своих намерений, или своих планов – и это называется «интуиция». Но это все-таки основано на тех многочисленных знаниях, которые заложены в коре головного мозга у человека на протяжении всей его жизни. А нейронов там миллиарды и миллиарды.

Поэтому, наверное, в какой-то момент, может быть, и искусственный интеллект достигнет таких невероятных возможностей, которые будет возможно сравнить с интуицией, но такие субстанции как душа, совесть и сострадание… Притом, что машина должна выбирать наиболее рациональный путь решения, а, повторяю, рациональное для главы государства не всегда является абсолютно правильным, все-таки, на мой взгляд, во всяком случае пока машина, искусственный интеллект заменить главу государства не сможет.

Г.Греф: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Касым-Жомарт Кемелевич, Ваш ответ на этот вопрос.

К.-Ж.Токаев: Я согласен. Конечно же, искусственный интеллект не сможет, во всяком случае в ближайшие, наверное, 50–100 лет, заменить главу государства в силу тех причин и фактов, которые были упомянуты в выступлении уважаемого Владимир Владимировича. Я рад тому, что мы говорим на одном языке, и в прямом, и в переносном смысле, в том, что касается такой сложной темы, как искусственный интеллект.

Действительно, очень много спорных вопросов, ведь тема сама по себе только-только начинает изучаться и специалистами, и политиками, поэтому очень много разного рода мнений. Тем не менее, тема очень интересная, и, конечно же, она заслуживает внимания.

Президент, как известно, это лидер, признанный и избранный своим народом. Лидерство в моем понимании – это миссия приносить пользу своей стране, заниматься развитием экономики, искренне заботиться о людях. Парадоксально, но призвание искусственного интеллекта заключается практически в том же, во всяком случае так должно быть, и на это мы надеемся.

Что касается Афины: она была создана для того, чтобы приносить пользу сотрудникам и руководству «Сбера», приносить пользу всем клиентам, пользующимся услугами вашей организации. Поэтому в принципе, что касается элементарных функций, то здесь каких-либо разногласий или разночтений, конечно же, нет. Поэтому мой совет умным машинам, в частности Афине – продолжать исполнять свою важную миссию: помогать людям, стремиться к самосовершенствованию, так же, как к этому должны стремиться и все люди, во всяком случае люди более-менее образованные.

С другой стороны, все лучше узнавая этот многообразный, можно сказать, мозаичный мир, понимая сложность работы президентов, которые зачастую становятся объектом и справедливой, и несправедливой критики, надеюсь, искусственный интеллект, основываясь, как говорится, на принципах рационализма, все же не возьмет на себя смелость пойти на выборы, чтобы стать главой государства, как я уже сказал, в ближайшие как минимум 50, а, возможно, и 100 лет. Но кто знает – спустя энное количество лет, может быть, спустя век или два, умные машины подойдут в своем развитии к такому рубежу, что решат выбрать себе своего руководителя – президента, условно говоря, всех умных машин. Возможно, это произойдет, а тогда люди, если они останутся на этой земле, будут избирать своих президентов, будет так называемая двусторонняя система, глобальная система. Можно так пофантазировать. Сейчас, конечно же, трудно точно говорить об этом.

Спасибо.

Г.Греф: Касым-Жомарт Кемелевич, спасибо большое за Ваш очень интересный ответ со взглядом в будущее, с элементом даже такого фантастического взгляда.

(Обращаясь к Ю.Шмидхуберу.) Юрген, Вы поднимали руку. Вы хотели что-то добавить?

Ю.Шмидхубер: Я с большим пониманием отношусь к тем мыслям, которые озвучили президенты. Однако следует отметить, что уже сейчас есть ИИ, которые взаимодействуют с миром. Сначала они ведут себя глупо, они действуют хаотично, однако постепенно они учатся, собирают информацию и улучшают свои предиктивные способности. Они не только слепо копируют людей – нет, они имеют болевые сигналы, сигналы удовольствия, они пытаются максимизировать их, стремятся минимизировать в свою очередь болевые сигналы. Иными словами, они ведут себя как очень маленькие дети. Маленькие дети тоже вначале ничего не знают об окружающем мире, а затем они понимают, что какие-то действия вредят им, какие-то – напротив. Эти сигналы крайне важны, они позволяют получать обратную связь.

Эти системы ведут себя и обучаются так же, как малые дети. Они постепенно составляют себе модель мира, в которую, в частности, вписывается и их представление о самих себе. Иными словами, они обладают рудиментарной формой самосознания.

Я хотел отметить, что в принципе, хотя, конечно, это не на уровне еще человека, потому что у человека мозговая активность куда сильнее и более развита, но тем не менее все же они, роботы, демонстрируют то, что ранее считалось исключительно чертой людей. По очень рациональным причинам мы разрабатываем искусственный интеллект так, чтобы он был схож по своим признакам с человеческим.

Вот что я хотел Вам сказать. Спасибо большое.

Г.Греф: Юрген, спасибо большое Вам.

В.Путин: Если Вы меня слышите, то я тоже хотел бы отреагировать на Ваше замечание.

Вы сейчас сами сказали, что эти машины уже как маленькие дети могут реагировать, воспринимать окружающий мир. Во-первых, они будут расти, эти дети, это понятно. Они будут создавать определенную новую ситуацию для человечества, для людей, и мы должны это иметь в виду. Первое.

Второе. Все-таки, поскольку они пока как малые дети – малые дети не могут претендовать на то, чтобы возглавлять соответствующие государства и быть избранными в качестве президентов. Поэтому давайте согласимся хотя бы с тем, что на сегодняшний день это не актуально, а дальше – посмотрим.

Г.Греф: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Я хочу сказать, что к сегодняшнему нашему прекрасному разговору была издана специально книга, написанная российскими практиками и учеными, которая называется «Сильный искусственный интеллект на подступах к сверхразуму», и я хотел бы подарить эту книгу Президенту России. Владимир Владимирович, это Ваш экземпляр. И мы доставим первый экземпляр Президенту Казахстана.

Хотел бы от всей души поблагодарить двух президентов. Большое спасибо Вам, Касым-Жомарт Кемелевич. Большое спасибо, Владимир Владимирович, Вам.

Проинвестированные два часа в эту тему, как мне кажется, критически важны для большой аудитории, для детей, которые сегодня услышали о новых инициативах и о Вашей поддержке, и о том, что будет делаться государствами в части развития этой важнейшей технологии: образование, здравоохранение, социальная помощь, реформы государственного управления, как перестроить государственное управление так, чтобы больше оказывать очень удобных услуг людям, избавить их от бюрократии. И конечно же, это очень ясный сигнал бизнесу, насколько эта технология важна, насколько важны инвестиции в современные технологии. Думаю, что все, кому вы сегодня адресовали эти посылы, точно вдохновлены и пойдут с большим количеством вдохновения и энергии дальше продвигать наши страны к передовым рубежам развития науки и техники, как это было уже в нашей истории.

Спасибо вам большое за ту огромную роль, которую вы в этом играете.

К.-Ж.Токаев: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо. И «Сберу» спасибо за организацию.


Инновации и наука


Старая версия сайта (Архив)