Без России вся архитектура международных отношений рассыпется


14 Мар 2022
Источник: iz.ru

Россия будет добиваться арбитражного разбирательства в отношении злоупотребления Соединенными Штатами их возможностями в качестве принимающей стороны центральных органов ООН. Об этом в интервью «Известиям» заявил замминистра иностранных дел РФ Сергей Вершинин, отнеся к вопиющим примерам нарушения Вашингтоном своих обязательств не только невыдачу виз членам российской делегации в ООН, но и недавнее объявление персонами нон грата 12 сотрудников постпредства РФ при организации. Также дипломат поделился мнением о том, какая скрытая мотивация стоит за дискриминацией российских спортсменов, долго ли в западном мире будет сохраняться русофобия и какой сигнал нынешнее давление США и их союзников посылает другим странам.

«Роль ООН уникальна, мы не устаем это повторять»

— Россия всегда выступала и выступает за ооноцентричный порядок. Насколько сегодня весома роль этой организации в обеспечении глобальной безопасности? И требуется ли ООН с учетом современной геополитической ситуации некая донадстройка механизмов взаимодействия государств-членов?

— Совсем недавно мы отмечали 75-летие ООН. Хорошая годовщина, по поводу которой было сказано очень много добрых слов в адрес ООН. Действительно, ООН сегодня — это универсальная площадка, это стержень той архитектуры международных отношений, которая существует сегодня. Роль ООН уникальна, мы не устаем это повторять. Она позволяет государствам-членам искать и находить решения, иногда не находить, но возвращаться к их решению. Но это то [место], где все действуют на основе своей приверженности суверенитету, политической независимости и тому, что все равны и имеют одинаковый голос в том, что касается глобальных задач.

Сегодня с точки зрения роли ООН мы сталкиваемся с очень многими проблемами, о которых говорят «новые вызовы». Их общая характеристика в том, что во многом это трансграничные вызовы. Это значит, что одно государство с ними справиться не может. Это голод, нищета, климат, международный терроризм, это угроза конфликтов, которые расползаются. И это значит, что необходим какой-то центр, какая-то площадка, где все государства могли бы работать вместе. И в этом смысле важно отметить особую роль Совета Безопасности ООН, который фактически — главный орган, определяющий вопросы мира и международной безопасности. И от того, как он работает, многое зависит.

У нас были разные точки зрения, звучали разные мнения, как сделать его работу более эффективной. Я назвал цифру 75 [лет]. Ясно, что время прошло и изменения, и коррективы вносить надо, но эти изменения и коррективы должны быть хорошо продуманы, а главное — они должны получать консенсусную поддержку. Они должны поддерживаться подавляющим большинством стран — членов ООН. С 2009 года у нас идут межправительственные переговоры по реформе Совбеза ООН — по вопросам о том, кто там будет, какие будут их полномочия. Мы за то, чтобы переговоры дали результат, но результат продуманный и поддержанный всеми или большинством государств-членов. И в данном случае роль России как постоянного члена СБ ООН чрезвычайна велика.

Современный этап особый. Мы видим, особенно после начала специальной военной операции России на Украине, насколько идет сильный накат и атаки на Россию и ее друзей и как для этого используются — часто не по назначению — международные площадки. И в этом плане мы будем и дальше стоять на своих принципах, с которыми мы пришли в международные отношения и которые, на мой взгляд, являются абсолютно решающими сегодня.

«В Совбезе ООН есть перепредставленность стран Запада»

— На фоне последних событий со стороны некоторых украинских политических деятелей звучат призывы исключить Россию из Совбеза ООН. Насколько это вообще реально? И что будет с СБ ООН без России, не потеряет ли эта структура всю «добавленную стоимость» без нас?

— В вашем вопросе есть уже частично ответ. Конечно, такие предложения и идеи звучали, но они абсолютно нереальны. Во-первых, потому что есть процедурные вопросы: чтобы внести изменения в те важные положения, которые определяют работу Совбеза и членства в нем, надо, чтобы за это проголосовали две трети государств — членов ООН и после этого ратифицировали две трети государств — членов ООН. И среди них должны быть голоса всех пяти постоянных членов СБ ООН, включая Россию. И понятно, что такое решение не пройдет.

Но важно и другое. Важно, что без России вся архитектура международных отношений рассыпется. Потому что именно Россия через свою независимую, сбалансированную политику при обсуждении важнейших вопросов в Совбезе играет роль того, кто находит решения, того, кто не допускает экстремальных решений. И давайте прямо скажем — если взять состав СБ ООН, в нем есть недопредставленность важных стран, которые находятся в Африке, Азии, Латинской Америке. И, наоборот, там есть перепредставленность стран Запада. И получается, что они за счет своего арифметического количества могут проводить решения, которые, мы уверены, не отвечают целям и интересам международного сообщества. Именно поэтому право вето очень важно для нахождения взвешенных и компромиссных решений, которые отвечали бы задачам урегулирования в интересах международного сообщества.

«США обязаны давать визы, иначе вся ооновская работа выхолащивается»

— В последние годы бывали случаи, когда зарубежные делегации не могли попасть на мероприятия вроде ГА ООН. И с иранскими представителями такие казусы случались, и с российскими из-за препон, в частности, визового характера. Есть и недавний пример, когда делегация во главе с Сергеем Лавровым не смогла долететь до Женевы из-за перекрытого воздушного пространства. Не говорит ли это о том, что ООН, по сути, расписалась в собственной неспособности обеспечить участие в мероприятиях даже делегаций стран — членов СБ ООН?

— Это достаточно хороший пример, который вы сейчас привели. Речь идет о том, что было закрыто воздушное пространство и наша делегация просто физически не смогла долететь до Женевы, где проводились очень важные международные мероприятия. Но есть и другой вопрос — вопрос получения виз. Эта проблема возникла не сегодня и не вчера, она давно уже существует. И хочу сказать, мы неоднократно строго говорили и будем говорить о том, что США нарушают положения соглашения 1947 года между ООН и принимающей стороной о местоположении центральных органов ООН. Они обязаны давать визы и создавать условия для нормальной работы ооновских учреждений и, соответственно, для приезда в Нью-Йорк и делегаций, и экспертов. Иначе вся ооновская работа выхолащивается.

Мы считаем, что здесь надо добиваться хорошего результата с точки зрения интересов международного сообщества и, естественно, защищая наши интересы и наше эффективное участие в ООН. Мы неоднократно предпринимали демарши перед генсеком ООН Антониу Гутерришем и будем дальше с ним работать, потому что необходимо преодолеть эту проблему — проблему того, что по каким-то своим узким политическим соображениям американцы не дают визы и нашим представителям, и некоторых других стран. По существу, речь идет о явном злоупотреблении американцами своей возможностью как принимающей стороны с точки зрения обеспечения эффективности работы ООН. Мы против этого, мы добиваемся и будем очень энергично добиваться арбитражного разбирательства, которое предусмотрено соглашением и на которое должен пойти генсек ООН.

Последний случай, когда 12 сотрудников постпредства России при ООН были объявлены персонами нон грата, является вопиющим нарушением американской стороной тех обязательств, которые они должны нести как сторона, на территории которой находятся центральные органы ООН.

«Санкции как инструмент давления на нас нелегитимны и не дадут результата»

— Если вернуться к самой громкой теме последних недель. Из-за событий на Украине Россию чуть ли не ежедневно обкладывают санкциями. По-вашему, есть ли хоть минимальный шанс поставить эту эскалацию если не на стоп, то хоть как-то притормозить? Или всё будет идти только по нарастающей?

— Санкции — это не наше решение. Их принимают те, кто, как США и — давайте скажем прямо — их сателлиты, хотят надавить на Россию, поставить в очень трудное положение нашу экономику и простых россиян. И сделать это в качестве наказания за ее суверенные политические решения, потому что именно мы определяем то, что отвечает национальным интересам безопасности нашей страны. И поэтому санкции как инструмент давления на нас, во-первых, нелегитимны, а во-вторых, не дадут результата.

Где предел этим санкциям? Им нет числа, очень много постарались наши так называемые партнеры и в Вашингтоне, и в еэсовских столицах для того, чтобы набрать такое большое количество санкций. С тем чтобы развернуть вспять движение России, чтобы заставить нас изменить решения, которые были приняты. Ничего из этого не выйдет. Вопрос о том, есть ли ограничения по санкциям, можно ли еще какие-то санкции придумать… Наверное, можно. Но мы не будем просить снимать эти санкции. Мы просто будем и дальше развивать свою экономику и свою способность к самостоятельному развитию при опоре на тех друзей и единомышленников, которые у нас есть. В качестве примера могу сказать — недавно я проводил подробные консультации по многосторонним вопросам со своим коллегой, замминистра иностранных дел Китая, и видел, насколько мы близки в оценках тех процессов, которые идут в мировой экономике и международных делах. Такие общие, совпадающие подходы, координация России и Китая на международных площадках очень важны. И Россия, отвергая такой диктат и попытки заставить нас сделать то, что не отвечает нашим интересам за счет санкций, дает хороший сигнал другим народам. И думаю, этот сигнал виден и будет заметен.

«За санкционными вещами часто проскальзывают эгоистические финансовые интересы»

— В мире всегда говорили, что спорт — вне политики. Однако наших спортсменов массово отстраняют от участия в международных стартах. Российских студентов выгоняют с лекций в зарубежных вузах. Много оскорбительных выходок за границей и в отношении рядовых граждан — просто по факту того, что они русские. Такая открытая русофобия надолго?

— Такая русофобия обречена на то, чтобы не быть долгой. Что, по сути, происходит? Происходят попытки разорвать единое гуманитарное, образовательное, культурное, спортивное пространство. Мы всегда говорили, что спорт, культура, образование не должны политизироваться. А это как раз сейчас и происходит — посылается политический сигнал, чтобы показать изоляцию России. Но мое глубокое убеждение — культурная, спортивная, образовательная блокада России невозможна. Хотя бы по тому, какой вклад мы делали и будем делать в развитие мировой культуры и спорта.

Взять спорт. Насколько болезненно наши партнеры пытаются использовать его, чтобы уколоть лишний раз. Безобразное решение об отстранении нашей паралимпийской сборной от Игр в Пекине. За всеми этими решениями, кроме формальных объяснений, конечно, стоит и какое-то сугубо бытовое объяснение. Наша сборная — одна из ведущих, и, если убрать ее, ведущим становится кто-то другой. В целом за санкционными вещами часто проскальзывают эгоистические финансовые интересы.

Наверное, мы уже должны были привыкнуть к лицемерию наших партнеров, но достает, что называется. Когда от российских, белорусских гонщиков в международной федерации требуют отказа от их национальной принадлежности — это просто не лезет ни в какие ворота и противоречит миллионам документов и международных конвенций, где говорится, что нельзя дискриминировать по национальной, этнической, религиозной принадлежности.

Это касается и спорта, и образования, и культуры. К сожалению, очень тонкой оказалась пленка цивилизованного лоска многих наших западных партнеров, которые очень быстро отмахнулись от требований демократии и недискриминации, о которых они столько говорили в прошлом, перейдя сразу на русофобское прочтение того, как должны проходить большие международные соревнования. У меня нет сомнения, что у этого не будет длительного продолжения.

«Разнузданное давление, которое развязали США и их партнеры против России, — это дорога в никуда»

— Страны Магриба и Ближнего Востока, которые вам хорошо знакомы, заняли нейтральную сторону и воздержались от голосования против России. Почему так поступила Сирия, вопросов нет. Египет, Марокко и Тунис, очевидно, не хотят жертвовать туристическим потоком из РФ. Алжир — видимо, своим сотрудничеством с Россией в сфере ВТС. А чем, по-вашему, объясняется нейтралитет ОАЭ, которые всегда были традиционным союзником США?

— Вы перечислили ряд стран на Ближнем Востоке, но я бы расширил этот список. Многие африканские страны, страны в Азии и Латинской Америке достаточно четко посылают нам сигнал, что они понимают, что происходящая сегодня русофобская истерия совершенно не отвечает задачам нормального устойчивого развития международных отношений. Наверное, причины у всех разные. Есть и экономические причины, о которых вы сказали. Я бы здесь еще обратил внимание на то, что наш посыл, наше обращение к миру очень честное и эта честность — сильная сторона нашей дипломатии.

Что касается ОАЭ, у нас добрые и хорошие отношения с ними, причем во многих областях, это общеизвестно. И в том, что касается экономики, и в том, что касается сотрудничества в сфере безопасности, общего подхода к региональной ситуации.

А сегодня эта страна еще и находится в составе Совета Безопасности ООН, то есть мы действительно постоянно с ними во взаимодействии, обмениваемся информацией, между нами регулярно проходят консультации. Я думаю, что есть всё-таки понимание того, что разнузданное давление, которое развязали США и их партнеры против России, — это дорога в никуда, которая бьет по нормальным отношениям в мире, по отношениям, основанным на строгой приверженности уставу ООН. И это не просто слова. В качестве примера скажу, что у нас уже второй год существует группа друзей принципов устава ООН. Она включает в себя пока немного стран, но это страны, для которых приверженность суверенитету, независимости, тому, что эти страны сами способны определять свое будущее, — не пустые слова. И мы чувствуем в этом смысле их солидарность и поддержку.

— На фоне событий на Украине в Москве всё чаще говорят про еще большее углубление сотрудничества со странами ЕАЭС и Китаем в качестве противовеса сворачиванию Западом взаимодействия с нами. А могут ли России быть чем-то полезны в этом плане ближневосточные государства и другие регионы?

— Я бы вернулся к тому, что я уже говорил. Мне кажется, что санкции глобального плана не имеют будущего. Это показывает и развитие отношений с теми странами, которые вы назвали. Китай — да, страны Азии — да, Ближнего Востока — да. Не будем забывать и Индию. И это все страны, с которыми у нас очень глубокие исторические отношения и хорошее понимание того, как на уважительной основе должны строиться отношения — как политические, так и экономические. Потому что сегодня всё взаимосвязано. И если вы что-то продвигаете в экономической сфере, это будет отражаться и на политическом характере отношений.

Мне кажется, что вопрос не в том, чтобы заменять рынок одних стран рынком других. Вопрос в том, что мы показываем, что мы являемся надежными партнерами с точки зрения и международных, и международно-экономических отношений. Предсказуемость, понимание, уважение друг к другу — это те принципы, которые в конце концов берут верх, а не стремление загнать всех в какую-то одну команду, которая будет строго равняться по команде из Вашингтона. Не думаю, что об этом мечтают в том числе те страны, которые сегодня под командой Вашингтона неправильно оценивают ситуацию, которая сложилась в Европе.




Аналитика и комментарии


Старая версия сайта (Архив)